Аналитика

21.10.2015
Светлана Сметанина
Российский и китайский интеграционные проекты сплотит большая геополитика

Российский и китайский интеграционные проекты сплотит большая геополитика

Одной из главных тем на Четвёртом Международном форуме «Россия в XXI веке: глобальные вызовы и перспективы развития» стала проблема евразийской интеграции. Интересный взгляд на то, как китайский проект освоения постсоветского пространства повлияет на развитие Евразийского экономического союза, представила доктор экономических наук, профессор Института экономики РАН Светлана Глинкина.

К Китаю можно относиться по-разному - можно бояться, а можно уважать и даже любить. Но чего точно нельзя делать, уверена Светлана Глинкина, так это не учитывать китайский фактор в развитии практически всего, что сегодня происходит. Это и глобальный уровень политических и экономических процессов, и ситуация в Евразийском экономическом союзе, и в том числе ситуация у нас в стране.

По словам Светланы Глинкиной, Китай, начиная с нового тысячелетия, начал очень серьёзно разрабатывать стратегию освоения постсоветского пространства. Долгое время китайцы, признавая особые интересы России в этом регионе, были очень осторожны в своём продвижении на территории бывшего СССР. При этом, как подчеркнула эксперт, вообще исключить такого рода продвижение невозможно, поскольку геостратегическое положение региона, его богатства не оставляют никого в мире равнодушными, и мы все это прекрасно знаем. Но, как писали китайцы, нужно делать это очень осторожно, чтобы не злить Россию. В документах китайского МИД писалось, что «надо выстраивать стратегию с учётом наших интересов с Россией». В результате была разработана очень комплексная, многошаговая программа освоения постсоветского пространства. По словам Светланы Глинкиной, один её этап в значительной степени уже завершён. Теперь начинается второй. О том, насколько он будет успешен, эксперт выразилась достаточно образно: «Когда я думаю о Китае, то при всём моём уважении, у меня всегда одна аналогия: Китай - это как раковая опухоль с метастазами в третьей степени - ты ещё сам не знаешь, но ты уже обречён. Китай умеет прорастать в пространстве, он это делает очень аккуратно, что известно ещё со времён написания китайского «Трактата о войне», который и наши, и американские специалисты изучают в своих военных академиях. Это называется - бесконтактное завоевание территории».

В 1992 году Китай устанавливает дипломатические отношения с новыми постсоветскими государствами. И за период с 1992 по 2013 годы его товарооборот с этими странами увеличился в сто раз. Китай за эти годы стал основным внешнеторговым партнёром Казахстана и Туркмении. Вторым внешнеторговым партнёром Узбекистана и Киргизии. Третьим торговым партнёром Таджикистана. Также Китай и наш основной экономический партнёр, если брать не Евросоюз в целом, а смотреть по отдельным странам. На протяжении всех 90-х и 2000-х годов инвестиции Китая в регион постсоветского пространства были существенно выше, динамичнее, чем в Россию. И только в 2014 году ситуация изменилась. Что делают китайцы? Имея гигантские финансовые ресурсы, они заваливают страны льготными кредитами. К примеру, в Киргизии долг страны - это почти 50% ВВП, из них треть приходится на Китай. Льготных кредитов Китай дал в 10 раз больше, чем Россия дала Киргизии. В Таджикистане 40% долга страны приходится на Китай. Таким образом, инструментами освоения пространства являются льготные кредиты, а также инвестиции в обмен на собственность. «И это делает Китай участником всех наших интеграционных процессов на постсоветском пространстве. Если вы спросите: сколько членов в Евразийском союзе, я вам скажу – шесть. Помимо пяти стран, есть ещё и Китай», - уверена Светлана Глинкина.

Если посмотреть по цифрам, то, к примеру, с 2000 по 2012 год экспорт нефти и газа из региона Кавказа и Центральной Азии в Китай вырос в девять раз, тогда как в Россию сократился в 22 раза. Сельскохозяйственный и сырьевой экспорт в Китай вырос в 4 раза, в Россию сократился в 6 раз. Импорт готовой продукции из Китая в эти страны вырос в 4,5 раза. Импорт готовой продукции из России сократился в 2 раза.

Как подчёркивает эксперт, в силу очень многих обстоятельств, в том числе и геополитических, для Китая этот регион становится чрезвычайно важным. В 2014 году прошло совещание работников МИД Китая, на котором были приняты новые стратегии и приоритеты. Впервые не США и западные страны становятся приоритетом для китайской дипломатии, а сопредельные государства. Сегодня Китай начинает второй этап освоения евразийского континента – речь о мегапроекте «Экономический пояс шелкового пути». Китайские экономисты подсчитали: до 2030 года в рамках «Экономического пояса шелкового пути» будет реализовано инвестиционных проектов на сумму 21 триллион долларов. Они уже договорились с частными инвесторами о 8 миллионах долларов, которые будут вложены в проект. То есть масштаб просто огромный.

Как в таком случае будут обстоять дела с российским интеграционным проектом - Евразийским экономическим союзом, которому придётся конкурировать с китайским? Ответ на этот вопрос был бы затруднительным, если бы не американцы. По словам Светланы Глинкиной, «наши заклятые друзья» неожиданно пришли нам на помощь, вряд ли сами того желая.

Как известно, 5 октября было подписано соглашение о Транс-Тихоокеанском партнёрстве. Его окончательный текст ещё не опубликован. Но анализ даже первых рабочих документов показывает, что это соглашение антикитайское. «Абсолютно антикитайская стратегия», - подчёркивает Светлана Глинкина. Например, специальная статья о государственных закупках гласит, что членам ТТП открывается свободный доступ к государственному заказу. И ещё очень важное для Китая: государство не имеет права требовать создания совместных предприятий с иностранным капиталом. То есть всё то. на чём Китай делал свою политику и модернизацию, всё ставится под запрет американцами, считает эксперт. И слова Обамы это также подтверждают: «Когда более 95% потенциальных клиентов живут за пределами наших границ, мы не можем позволить таким странам, как Китай писать правила мировой экономики. Мы должны сами написать эти правила, открывая новые рынки для американских товаров».

Таким образом, большая геополитика врывается в наши отношения. Плохо это или нет? «Меня всегда смущало, когда говорили, что Евразийский союз - это чисто экономическое образование. Потому что в таком случае это проигрышный проект. Если здесь появляется геополитика, то у нас появляется надежда. Именно геополитика большого масштаба может сплотить наши ряды», - полагает Светлана Глинкина.

По мнению эксперта, после подписания соглашения о Транс-Тихоокеанском партнёрстве у Китая остаётся один путь: вглубь на Запад - на евразийский континент. И это будет основным механизмом сопряжения наших проектов.

Голосов:
1

Комментариев: 0

Просмотров: 3394

Поделиться

Новости

29.05.2020 //16:35
Узбекистан намерен получить статус наблюдателя в ЕАЭС
27.05.2020 //14:27
Памятники борцам с нацизмом предложили сделать всемирным наследием человечества
19.05.2020 //13:52
Владимир Путин: пандемия коронавируса отражается на взаимодействии в рамках ЕАЭС
30.04.2020 //16:29
Одобрен проект новой Программы инновационного сотрудничества стран СНГ
29.04.2020 //15:17
Эксперты обсудили экономические последствия пандемии COVID-19 для стран ЕАЭС
10.04.2020 //16:28
Лидеры стран ЕАЭС проведут онлайн-конференцию по борьбе с коронавирусом
02.04.2020 //13:39
Владимир Путин поздравил Александра Лукашенко с Днем Союзного государства
03.03.2020 //13:32
Виртуальный музей наследия стран СНГ предложили создать в Узбекистане
18.02.2020 //16:40
Узбекистан изучает возможность вступления в ЕАЭС
19.12.2019 //12:22
Валентина Матвиенко: гуманитарно-ценностная интеграция в ЕАЭС должна стать одним из приоритетов

Все новости

Также по теме