Статья

15.02.2016
Полина Сколкова
«Русский триумф» Паоло Трубецкого

«Русский триумф» Паоло Трубецкого

150 лет назад, 15 февраля 1866 года, родился известный скульптор Павел (Паоло) Трубецкой. Несмотря на то, что в разные годы своей жизни он работал и жил в Италии, Франции, Америке, участвуя в известнейших международных выставках, огромная часть его творческой жизни была связана с Россией.

Именно в России этот внебрачный сын русского вельможи и американки, выросший в Италии, с акцентом говоривший по-русски, был высоко оценен и поддержан, он стал одной из легенд Серебряного века. В 1900 году, когда Трубецкой выставил свои работы в Русском отделе Всемирной выставки в Париже и положил начало, по выражению Огюста Родена, «русскому триумфу» в мире, его имя стало ассоциироваться с русской скульптурной школой.

Рождённый в Италии

Отец его, князь Петр Петрович Трубецкой, в начале 1860-х годов был отправлен во Флоренцию с дипломатической миссией, где и встретился с Адой Винанс, дочерью бакалейщика из Нью-Йорка и американской пианисткой, приехавшей во Флоренцию учиться пению. Хотя князь Трубецкой уже был женат, он влюбился в Аду, которая была на тринадцать лет моложе его.

Паоло Трубецкой. Портрет матери, ок. 1912

Александр II запретил князю-двоеженцу возвращаться в Россию, дабы «не допустить в родимое отечество дух разврата».

Только в 1870 году Петр Трубецкой получил развод и смог признать трёх своих детей (Пьера, Паоло и Луиджи), родившихся от Ады. Было куплено большое поместье с великолепным видом на озеро. Виллу назвали «Ада», в честь любимой жены.

Пётр Трубецкой, Ада Винанс и их дети, Пьер, Паоло и Луиджи, в саду виллы «Ада» (1877-1878 г., архив Роберто Трубецкого Хана)

Ада очень интересовалась музыкой, живописью, скульптурой, литературой. Благодаря ей в доме Трубецких всегда царила артистическая атмосфера. Виллу «Ада» часто посещали художники и музыканты, среди них был известный итальянский художник Даниеле Ранцони, оказавший известное влияние на Пьера и Паоло, хотя прямым их учителем он не был.

Паоло Трубецкой. Портрет Даниеле Ранцони, 1890

Заниматься скульптурой Паоло Трубецкой начал в середине 70-х. Несмотря на то, что отец подумывал о военной карьере для сына, мать настояла на занятиях юноши в художественной школе, и Паоло поступает в миланскую школу Джузеппе Гранди, затем переходит в студию мраморщика Баркалья, а потом в студию Эрнесто Баццаро, где и постигает основы ремесла.

В 1885 году Паоло впервые участвует в выставке в Милане. На протяжении 90-х годов он выигрывает заказы на создание памятников в разных городах Италии и участвует в международных выставках. Сложно сказать, собственные ли заслуги или связи отца стали причиной его переезда в Россию, но в 1897 г. Паоло Трубецкой по предложению князя Львова, директора Московского училища живописи, ваяния и зодчества, начинает преподавать скульптуру.

Появление мастера здесь сравнивали с «потоком свежего воздуха», в первый же год в его класс записалось около 40 человек. На фоне классического академизма, господствовавшего тогда в России, выразительная импрессионистическая манера выгодно отличала работы Трубецкого. И ему досталась слава новатора в скульптуре.

Трубецкой и Толстой

Интересно, что Трубецкой, так формально и не получивший высшего художественного образования, подчёркнуто оберегал свою творческую индивидуальность. Он практически ничего не читал и поразил Льва Толстого тем, что не был знаком ни с одним из его произведений, да ещё и благополучно забыл подаренное ему собрание сочинений в доме у автора. Однако именно Трубецкой, как считается, лучше всех прочувствовал образ великого писателя-философа. Бюст его работы стал классическим изображением Толстого.

По воспоминаниям секретаря Льва Толстого Валентина Булгакова, «скульптор Паоло Трубецкой... принадлежал к любимцам Льва Николаевича... Он любил его за простую открытую душу, правдивость, ненависть к светским условностям, любовь к животным, вегетарианство…»

Толстой и Трубецкой (на верховой прогулке)

Татьяна Сухотина-Толстая, старшая дочь писателя, в своей книге «Воспоминания» рассказывает о забавном эпизоде.

«Однажды вечером мне доложили, что к нам пришли мои друзья - барышни Трубецкие вместе с их кузеном скульптором Паоло Трубецким. Я о нём уже много слышала. Он был большой оригинал. Его детство и юность прошли в Милане. Живя в Италии, Трубецкой никогда не посещал музеев. Он был строгим вегетарианцем. Мать его была американка из Южных штатов. Сам он не говорил по-русски. Утверждали, что Трубецкой очень талантлив и за границей его имя широко известно.

Я ожидала его с нетерпением. Все, что связано с искусством, меня всегда очень интересовало.

Я увидела высокого, застенчивого и молчаливого юношу, но с глазами, которые словно впивались во всё, что попадало в поле их зрения.
Первый разговор Трубецкого с моим отцом был забавным.

- Я ничего не читал из ваших книг, - сказал Трубецкой.
- И хорошо сделали, - заметил отец.
- Но я прочёл вашу статью о вреде табака, я хотел бросить курить.
- Ну, и как?
- А так: прочёл статью и продолжаю курить.

И оба собеседника рассмеялись.

С первого взгляда Трубецкой был захвачен внешностью отца и следил за каждым его движением и жестом. Художник страстно изучал свою будущую модель, открывая в ней то, что нужно для создания скульптуры.

По характеру отец был скромен и застенчив. Ощущая на себе пристальный взгляд гостя, он всё более смущался.

- Я понял теперь, - шепнул он мне, - что вы, женщины, должны испытывать, когда кто-нибудь в вас влюблён. Как это стеснительно!

Чтобы спастись от пристального взгляда своего гостя, отец решил отправиться в… баню. Он громко заявил об этом всем присутствовавшим. И вдруг я увидела, как оживился Трубецкой.

- А я, Лев Николаевич, пойду с вами, если разрешите.
Увидеть свою модель без покровов было для скульптора неожиданной удачей. Он весь засиял от радости.

Отец ужаснулся.

- Нет, - сказал он, - я пойду в баню в другой раз. Сегодня очень холодный вечер…»

Паоло Трубецкой. Бюст Льва Толстого, 1899

В России Трубецкой создал целый ряд настоящих шедевров. Это был очень плодотворный период в его жизни. Скульптуры «Мать и дитя» (портрет княгини М. Н. Гагариной с дочерью Мариной, 1898) и «Московский извозчик» (1898), «И.Левитан» (1899), «Дети» (Н. С. и В. С. Трубецкие, 1900), «Натурщица. Дунечка» (1900), «Боткин с зонтиком» (1901), «Витте с сеттером» (1901) хранятся в Русском музее и знаменитой Третьяковской галерее.

«Лепить a la Трубецкой»

Выражение «лепить a la Трубецкой» (быстро, живо, сочно, весело) вошло в речевой обиход московских скульпторов. Паоло был художником нового типа: высокий, «видный», с прекрасными манерами, умеющий держать себя и, в то же время, раскрепощенный, артистичный, человек европейского склада.

Впрочем, были у него и критики, в том числе и в прессе. Люди старого академического толка считали искусство Трубецкого декадентством. Но неприятие нового - вовсе не всегда признак ограниченности или плохого вкуса. Среди недругов модного новатора были и люди выдающиеся.

Известные скульпторы, в том числе Р. Р. Бах, В. А. Беклемишев, А. М. Опекушин, М. А. Чижов, А. Л. Обер, участвовавшие в конкурсе на создание памятника Александру III и проигравшие Трубецкому, не могли оценить новую пластическую форму, провозвестником которой стал Паоло. Они совершенно искренне не понимали её.

«Угловатые клочки» поверхности скульптур Трубецкого «самым диким образом поражали глаз» В. В. Стасову. «Сколько изуродованного у него в глине кавалеров, военных, штацких и даже собак и лошадей!» - восклицал критик в статье «Декаденты в Академии».

Любопытно, что А. Бенуа те же самые работы называл «великолепными, изумительными». А тонкий живописец И. Грабарь видел в Трубецком выдающегося скульптора современности.

Памятник Александру III

В 1900 году состоялся конкурс на создание памятника Александру III. Конкурсная программа предусматривала, что царь должен быть изображён сидящим на троне.

Трубецкой представил требуемой проект, а вместе с ним - ещё один, где имератор сидел на коне. Вдовствующая императрица восхитилась портретным сходством памятника, и Паоло получил заказ на 150 000 рублей.

К огорчению Трубецкого, Николай II одобрил вариант с четырёхугольным пьедесталом Ф. Шехтеля.

Мастер проделал колоссальную предварительную работу. Он исполнил восемь малых моделей, две - в натуральную величину и две - в масштабе самого памятника. Скульптор отнёсся к этому заказу как к исторической миссии, выпавшей на его долю: «Как бы мог я осмелиться взяться за такой памятник, если бы не был уверен, что сделаю шедевр. Не сомневайтесь, это будет прекраснейшая статуя в мире».

Торжественное открытие монумента состоялось 23 мая 1909 года, однако, вопреки ожиданиям, вокруг памятника разгорелась жаркая дискуссия. Как и многим другим работам скульптора, памятнику давали очень противоречивые оценки - от восторженных до резко отрицательных. Но со временем хвалебные отзывы звучали все реже, а скептических становилось больше. Похоже, скульптор не учел идеологической нагрузки: памятник царю в России - не то же самое, что памятник любой другой персоне. Этого европеец Трубецкой, возможно, просто не чувствовал.

«Отрицательное отношение ко мне со стороны публики я склонен объяснить в значительной степени известной оригинальностью, новизной… Оно тем более понятно, что петербуржцы вообще не привыкли к новому слову в этой области искусства…» - полагал сам Трубецкой.

Более того: идея, которую закладывал Трубецкой в тяжёлую, сильную фигуру царя, была истолкована публикой совершенно не так, как предполагал художник.

«Ставят мне в упрек толстую лошадь. Но я должен был выбрать для памятника тяжёлую лошадь, считаясь с богатырской фигурой царя. Что касается вопроса, к чему стремился - к портретности или выражению известной идеи, - то в данном случае я, конечно, преследовал обе цели, ибо без портретности не может быть памятника, а без символа - произведения искусства. Я хотел в образе Александра III представить великую русскую мощь, и мне кажется, что вся фигура императора на моём памятнике воплощает мою основную мысль», - таков был взгляд скульптора на самую известную свою работу.

Петербуржцы, глядя на памятник, до сих пор припоминают рискованную остроту тех лет: «На площади - комод, на комоде - бегемот, на бегемоте - обормот». Многие члены царской фамилии выступали против установки памятника, считая его карикатурой.

Дальнейшая судьба скульптуры была печальной. В 1919 году на пьедестале было выбито четверостишие Демьяна Бедного и над ним надпись: «Пугало».

Мой сын и мой отец при жизни казнены,
А я пожал удел посмертного бесславья,
Торчу здесь пугалом чугунным для страны,
Навеки сбросившей ярмо самодержавья.

Паоло Трубецкой. Памятник Александру III, 1909

В 1937 году памятник был демонтирован, а в 1939-м его передали Русскому музею. В конце 1990-х конный монумент Александру III был скромно установлен во дворе Мраморного дворца…

В духе «устаревшего импрессионизма»

Сооружение памятника подвело итог творчеству Трубецкого в России. В 1906 году он уезжает в Париж и активно выставляется во Франции и Италии. Однако искусство не стоит на месте, и с годами слава Трубецкого ослабевает. Все чаще критики пишут, что Трубецкой работает в духе «устаревшего импрессионизма».

Хотя ценителей работ Трубецкого ещё хватало. Поклонником его творчества был, например, Бернард Шоу. Тоже, кстати, вегетарианец. И всё же постепенно скульптор превращается в официального портретиста знати и знаменитостей. В качестве носителя передовых идей его уже никто не воспринимает.

С 1914 по 1921 года Трубецкой живёт и работает в Голливуде, где имеет свой дом и студию. Здесь он продолжает работать над портретными миниатюрами. Создаёт памятник Данте для Сан-Франциско и памятник генералу Харрисону Грею Отису, установленный в Лос-Анджелесе. В 1921 году Паоло Трубецкой возвращается в Европу: сначала во Францию, затем в Италию. 12 февраля 1938 года он скончался в Италии на вилле «Кабианка».

Голосов:
2

Комментариев: 0

Просмотров: 3972

Поделиться

Также по теме