Статья

11.11.2016
Павел Гайков
Русские жены ливанских мужей: что заставляет их ехать на Ближний Восток

Русские жены ливанских мужей: что заставляет их ехать на Ближний Восток

«Когда мы только переехали сюда, шла война. На улицах Бейрута были баррикады, по прохожим порой стреляли снайперы. В целом было тихо, но иногда совершенно неожиданно вспыхивали перестрелки то тут, то там. Особенно жестоким был последний год войны, было много терактов. На улицах не осталось ни одного мусорного контейнера - их постоянно минировали, и в итоге ликвидировали как класс. Если припаркованная машина стояла без водителя дольше 2-3 минут, она автоматически вызывала подозрение и могла быть эвакуирована».

Ольга Дагер приехала в Ливан в 1986-м, вслед за мужем, учившимся с ней на одном курсе Ленинградского медицинского института. Четыре его брата тоже учились в Ленинграде, все стали кандидатами наук, все вернулись домой - и не одни. В большой ливанской семье Ольги живут и две невестки из России. Сегодня она возглавляет женский русский клуб и координационный совет соотечественников в Ливане.

«После приезда я подтвердила диплом и устроилась работать анестезиологом в госпиталь, мужа не видела иногда по нескольку дней. Однажды именно в моё дежурство недалеко от госпиталя взорвалась машина президента Рене Муавада, который правил страной всего 17 дней. Пострадало огромное количество людей, в приемном покое на полу было скользко от крови».

Никто точно не считал, но в крохотной стране с 3-миллионным населением проживает несколько тысяч русско-ливанских семей. В подавляющем большинстве случаев речь идёт о русских жёнах ливанских мужей. Иностранцу, женившемуся на ливанке, легализоваться практически невозможно. Зато иностранкам, вышедшим замуж за ливанцев, легко получить гражданство, устроиться на работу, получать пособия.

В сравнении с местными женщинами, русские выделяются не только светлой кожей, но также скромностью, хозяйственностью, непритязательностью и поголовным наличием высшего образования, которому в Ливане придают очень большое значение.

Вспоминая первые полгода, проведенные в ливанской деревне у родителей и братьев мужа, Ольга говорит, что нигде и никогда так не мерзла. Была зима, и лишь несколько комнат в большом доме отапливались печками-буржуйками. Спали же при температуре +8 градусов.

Недостаток внешнего тепла компенсировался внутренним: со слов Ольги, ливанские мужья в целом галантны, уделяют много внимания семье, практически не пьют спиртного и часто воспитаны в светских традициях.

Муж Ольги - мусульманин-шиит, в его семье многие не едят свинину и не пьют спиртного, кто-то совершал Хадж. Но женщины в этой семье не покрывают голову платком и ходят в европейской одежде. Религия воспринимается скорее как дань традициям. При этом в Ливане нередки случаи, когда русские женщины принимают ислам, соблюдают все нормы и запреты, изучают Коран - как утверждается, абсолютно добровольно.

В Ливане 18 официально признанных духовных конфессий. Ольга рассказывает, что брак, заключенный по религиозному обряду, имеет больший вес, чем гражданский - то есть подтвержденный государством. Все исламские конфессии свободно допускают развод, а одной из самых консервативных считается местное католичество. Так что иногда католики, чтобы развестись, принимают ислам. В то же время многие «невоцерковленные» ливанцы предпочитают регистрировать браки на соседнем Кипре, с его абсолютно светским и привычным семейным кодексом.

Дети в русско-ливанских семьях нередко говорят на 4 языках, - арабский, английский, французский и русский, на котором общаются дома и который всегда можно изучить в Российском культурном центре в Бейруте.

Сегодня, по словам Ольги, в Ливан едет не меньше русских жён, чем раньше, а может, даже и больше. Знакомятся теперь в основном в интернете. В таких семьях говорят между собой в основном по-английски, дети язык предков знают уже хуже. Зато спутниковые каналы и интернет позволяют почувствовать себя не слишком далеко от России: молодёжь здесь также смотрит ТНТ и обожает Данилу Козловского.

На 8 марта мужья приносят домой цветы, хотя в Ливане этот праздник не принято отмечать, гораздо популярнее здесь День матери, 21 марта. В майские праздники русско-ливанские семьи ездят на шашлыки, 9 мая вспоминают ветеранов: ливанская акция «Бессмертный полк» была первой на Ближнем Востоке. На Старый новый год устраивают любительские спектакли.

Почти все общаются между собой и поддерживают друг друга. Полгода назад собирали деньги для одной из представительниц русского сообщества, чтобы у нее была возможность вернуться с детьми на родину - но пока собирали деньги, та помирилась с мужем.

Истории с менее счастливым концом тоже случаются, тогда помимо женского русского клуба ситуацию можно разрешить с помощью полиции или правозащитных некоммерческих организаций: один звонок - и женщину, независимо от ее национальности и вероисповедания, увезут в безопасное место, о котором не будут знать ни муж, ни родственники - только одно доверенное лицо. По своим каналам помогает и российская дипмиссия. Но это - самые экстремальные случаи, каких здесь немного.

Ежегодно на конференциях Ольга Дагер встречается со своими коллегами-выходцами из стран бывшего Советского Союза, живущими на Ближнем Востоке и в Африке. Она говорит, что русские женщины есть даже в Ботсване, а в Ливане в каждой деревне найдется хотя бы одна. Много их в Тунисе и Египте, до недавнего времени было много в соседней Сирии. «Русских жён нет разве что в Антарктиде - улыбается она. - Но это территория мужей!»

Голосов:
1

Комментариев: 0

Просмотров: 3550

Поделиться

Также по теме