Интервью

26.01.2017
Светлана Сметанина
Дальний Восток - это будущее России

Дальний Восток - это будущее России

Почему для России жизненно необходимо развивать Дальний Восток и как привлекать туда людей? Об этом в интервью «Русскому веку» рассуждает доктор геолого-минералогических наук, востоковед, писатель Владимир Полеванов.

- Дальний Восток для вас регион не чужой - вы провели там много лет, работали геологом, искали золото на Колыме, были губернатором Амурской области. Некоторое время назад в России заговорили о «развороте на Восток», о том, что страна должна развиваться в восточном направлении, которое долгое время было, что называется, в загоне. Объясните, пожалуйста, почему для нас - для страны - так важно именно восточное направление?

- Восточное направление для нас важно по многим причинам. Во-первых, большую часть Российской Федерации занимает Сибирь и Дальний Восток, а европейская часть - это процентов двадцать территории всего-то. Во-вторых, практически всё, чем торгует Россия и чем она богата, находится на Дальнем Востоке и Сибири. Это золото - практически 80% запасов, олово - почти 100%, это редкоземельные металлы - 80%, вольфрам, свинец, цинк, серебро. Это один из наших ресурсных регионов, где в советское время было разведано масса месторождений - советские геологи были одними из лучших в мире.

Ну кроме того, это же практически сто процентов красной рыбы - она нерестится именно в дальневосточных реках. Когда я был губернатором, я столкнулся с очень интересной ситуацией, что называется, нарочно не придумаешь. В первые же дни я поднял список нарушений границ. Оказалось, что наши пограничники «мышей не ловят» - армия тогда была затюканной - и в месяц до трёхсот китайцев спокойно пересекали границу, чтобы заложить специальные отпугивающие рыбу вещества в левые притоки Амура, где традиционно нерестилась красная рыба. Таким образом, они перенаправляли её на китайскую сторону. Естественно, мы прекратили это очень быстро.

И вообще, это огромный подвиг русского народа - мы всего за 50 лет дошли до Дальнего Востока. Если американцы осваивали свой Дикий Запад лет 150, то мы за 50 лет завоевали Сибирь и вышли на берег Тихого океана. По дороге открыв и приведя к присяге десятки и сотни народностей. Причём освоение происходило совершенно в нечеловеческих условиях - зимой, умирая от голода. По определению историка Льва Гумилёва, это практически был пассионарный порыв русского народа. Это величайшее завоевание - по своему значению такое же, как выход Гагарина в космос. Завоевать такую территорию в такой кратчайших срок - это мог только русский народ. Люди, которые ничего не боялись, и шли вперёд, жертвуя жизнью. Это движение было поголовным - люди бросали всё, собирали деньги и шли рисковать жизнью непонятно зачем.

К примеру, реку Лену открыл Пенда - казак, «гулящий человек», что тогда означало «вольный». Собрал ватагу из сорока человек за своё счёт и в течение пяти лет с Мангазеи, которая была на Енисее, открыл Лену, дошёл по ней до Иркутска и вернулся назад, присоединив и изучив такую великую реку, как Лена. Поэтому открытие Сибири и Дальнего Востока - это один из величайших, не имеющих аналогов в мировой истории подвигов русского народа. Близко стоит путешествие Магеллана, когда пять кораблей ушли в экспедицию, вернулся один и было доказано, что земля круглая. Это события одного ряда - открытие и освоение Дальнего Востока, победа в Великой Отечественной войне и освоение космоса.

Даже если бы там ничего не было, мы всё равно должны были осваивать Дальний Восток, потому что главное богатство - люди. В Южной Корее, например, вообще нет полезных ископаемых. Когда она начинала своё движение к нынешнему суперпроцветанию, среднедушевой доход на корейца в 1956 году был сто долларов в год. А сегодня более 15 тысяч долларов.

Поэтому Дальний Восток имеет совершенно исключительное положение - географический потенциал, ресурсный потенциал, биологический, туристический. Поэтому мы обязаны его осваивать.

- А проект с бесплатным гектаром земли каждому желающему даст свой эффект?

- Нет, конечно. Во-первых, сельское хозяйство даже в европейской части страны убыточное, как и во всём мире. Американцы, например, до 60% дотируют своё сельское хозяйство, а европейцы - от 30 до 60%. Поэтому гектар земли сам по себе никому не нужен.

Тут уместно вспомнить реформу Столыпина - одного из наших выдающихся государственных деятелей. Когда он поставил задачу освоения Дальнего Востока, то применил совершенно беспрецедентные меры. На момент начала реформы Столыпина в 1907 году в Амурской области проживало порядка 160 тысяч человек и из них тысяч пятьдесят было китайцев. А когда реформа - в связи с убийством Столыпина - завершилась, то там проживала уже 260 тысяч человек. То есть благодаря Столыпину, туда переехали порядка ста тысяч человек. Причём в основном с Украины. До сих пор там сохранились «украинские» названия - Киевские увалы, Полтавка, Черниговка - по названиям тех мест, откуда приехали переселенцы.

Что делал Столыпин? Он полностью оплачивал переезд - тогда Транссиба ещё не было, и переселенцы сотнями и тысячами шли с обозами. Их дети освобождались от службы в армии. Выдавалась земля - причём не гектар, а практически столько, сколько хотели и могли освоить. Выдавался беспроцентный кредит, который потом гасился в случае невозврата. Банки снабжали переселенцев деньгами чуть ли не по первому требованию на сверхльготных условиях - это была государственная политика. А за поселениями закреплялись агрономы, которые показывали и рассказывали прибывшим, как лучше распорядиться землёй. Вот только на таких условиях люди поехали.

Достаточно серьёзную государственную политику проводила советская власть. Те льготы, которые были в этих краях, позволяли людям терпеть лишения. Я, например, 18 лет отработал на Колыме. Это полюс холода. Мне доводилось переживать 50 актированных дней в январе 1972 года - это когда среднесуточная температура не поднимается выше -50. Это чудовищные условия. У нас не было воды, мы жили в полевой партии и раз в две недели нам привозили воду. А когда её не хватало, шли к реке и кололи лёд. Естественно, никаких благоустроенных туалетов и душа с горячей водой - была баня. Печка зимой вообще не гасилась - иначе тут же всё замёрзнет. И чтобы в спальне было +18, ну кухне, где стояла печка, должно было быть +45. Но к утру печка остывала и волосы примерзали к стенке. Да и сейчас условия не слишком поменялись, особенно в небольших посёлках.

В советское время каждый получал в два-три раза больше, чем «на материке». Были достаточно серьёзные надбавки плюс доплата за выслугу лет. Если средняя зарплата по стране была 116 рублей, то мы получали в районе 800. Машина стоила порядка трёх тысяч рублей, трёхкомнатная кооперативная квартира - 7-9 тысяч. То есть за пару лет можно было накопить деньги на квартиру. У нас, например, был жилищный кооператив под Ленинградом. На таких условиях люди ехали туда - было за что работать.

Сейчас среднедушевой доход по России 30 тысяч 225 рублей в месяц, в Амурской области - 29 тысяч, на Чукотке - 57 тысяч, в Магадане - 48 тысяч, Якутии - 37 тысяч, на Камчатке - 39 тысяч. То есть практически сравнялись с центральными регионами, хотя цены на Дальнем Востоке в два-три раза выше.

Поэтому в Амурской области бесплатный гектар земли брали в основном пасечники. А заниматься земледелием в одиночку желающих мало. Тем более, что без серьёзной поддержки государства это бесперспективно.

А приток людей очень нужен, потому что произошла депопуляция Дальнего Востока. Если в 1990 году там проживало 8 миллионов 80 тысяч человек, то сегодня 6 миллионов 194 тысячи. То есть миллион 800 тысяч уехало. Чтобы сегодня мотивировать людей туда переезжать, льготы должны быть тотальными - на порядок лучше, чем на «материке». Потому что условия там жёсткие. Если я читал, что на Филиппинах свирепствует ураган, я чётко знал, что через месяц он будет в Магадане. А что такое ураган в Магадане? Это невозможно идти - ветер 150 км в секунду. Машина, если она не укрыта, практически уничтожается летящими мелкими камнями. И такой ураган в среднем 12 раз в году. Поэтому люди там должны получать не тридцать тысяч рублей, как в среднем по России, а сто тысяч. А еще иметь возможность на льготных условиях приобретать квартиру в центральных регионах России. На таких условиях Дальний Восток можно будет освоить.

- А что касается крупных проектов, которые развиваются сегодня на Дальнем Востоке, как они изменят жизнь региона?

- Сегодня на Дальнем Востоке уверенно и очень интенсивно развиваются Амурская область и Приморье. В Амурской области строятся Амурский газоперерабатывающий завод - крупнейший в России. Начато строительство моста через Амур. Космодром построен. Закончена дорога Чита - Хабаровск. В два раза повышена урожайность сои. Крупная западная компания собирается там строить горно-обогатительный комбинат, а также 30 километров дороги. Проводится реконструкция БАМа. Так что Дальний Восток развивается, хотя не теми темпами, как в советское время. Главное - привлечь людей, иначе некому будет работать на этих предприятиях.

Конечно, позитивную роль сыграла Государственная программа содействия добровольному переселению соотечественников из-за рубежа. Но этого недостаточно. В ту же Амурскую область необходимо вернуть порядка 200 тысяч человек.

- Вы же, будучи губернатором Амурской области, проталкивали идею строительства космодрома именно с перспективой развития Дальнего Востока?

- Я организовывал космодром с двумя целями. Развивать Дальний Восток, сделать его высокотехнологичным регионом. Также я собирался развивать космический туризм - японцы очень любят ездить на запуски ракет и они у меня были в качестве первых потенциальных туристов.

Оказалось, что убедив Ельцина принять решение по строительству космодрома, я еще выполнил две геополитические задачи. Сберёг военных на Дальнем Востоке. Я недавно беседовал с одним из советников президента по армии, и он рассказал, что Ельцин собирался сократить все военно-воздушные и военно-космические силы Дальнего Востока - порядка 50 тысяч человек. И удалось его убедить не делать этого только с помощью одного аргумента - космодром же надо защищать.

А про второй эффект от строительства космодрома я узнал недавно, когда в июне давал интервью корреспонденту одной из центральных китайских газет. И он сказал мне: «спасибо, что вы рискнули организовать космодром в такой близости от границы с Китаем - нами это было воспринято как знак перемен в отношениях с Россией, значит, вы нам доверяете». Вот такой неожиданный побочный эффект.

Космодром - это десятки тысяч рабочих мест, космический туризм, да и в целом - укрепление России. Но Дальний Восток надо развивать дальше, это жемчужина в короне Российского государства.

- Расскажите про туристический потенциал этого региона.

- Туристический потенциал Дальнего Востока абсолютно не освоен. Там есть возможности для экстремального, экологического, видового туризма. Максимальным потенциалом обладает Камчатка. Это вообще регион, который может жить только за счёт туризма. Чукотка и остров Врангеля - экстремальный и экологический туризм, где находится природный родильный дом для белых медведей. Но в эту сферу нужно вложить деньги - сделать специальную программу развития туризма на Дальнем Востоке.

Здесь ещё очень важна роль СМИ. В советское время об этом крае писались песни, снимались фильмы. Последним, кто привлёк широчайшее внимание в Дальнему Востоку, был Александр Солженицын, который в 1994 году возвращался в Россию через Владивосток, проехав её всю с востока на запад. Необходимо снимать фильмы о наших реальных людях, совершивших реальные подвиги, осваивая новые регионы России. Тот же Муравьёв-Амурский, который получил свой почётный титул «Амурский» как раз за присоединение Дальнего Востока. Фильм о его судьбе был бы исключительно интересен. О том же казаке Пенде, открывшем реку Лену, можно снять приключенческий фильм.

- Какую роль в вашей личной судьбе сыграл Дальний Восток?

- Дальний Восток дал мне всё. После окончания Харьковского университета я был распределён в Москву, но хотел работать на Колыме. Поэтому на последние деньги взял билет до Магадана через Москву. И утром прямо с самолёта явился в министерство РФ по геологии, зашёл в отдел кадров и попросил аннулировать моё распределение и направить меня на Колыму. Они говорят - мы не можем, это прерогатива министра. К министру запись на приём на три месяца вперёд. А у меня вечером билет в Магадан. Зашёл к нему в приёмную, министр оказался на месте. Референты, правда, пытались меня остановить, но я всё же попал в кабинет со словами: «требую восстановить справедливость». Он спрашивает: «А в чём же по отношению к вам проявлена несправедливость?» Я отвечаю, что меня распределили в Москву, а это же издевательство - какая геология в Москве. Требую направить меня на Колыму. Министр в ответ: «на Колыму? Да ради бога». Тут же аннулировал моё распределение, и я с чистой совестью отбыл на Колыму, о чём ни секунды не жалею.

Я там нашёл всё. Так бы я был «полуфабрикатом», офисным планктоном, а там я стал человеком и надеюсь, личностью. Это особая среда. Только 25 процентов там задерживались, остальные уезжали. Но те, кто оставались, были люди особой, повышенной пробы. Они не могли врать, предавать - такие там мгновенно отторгались. Эти люди могли решать любые задачи. Там три принципа: делай или умри, невыполнимых задач нет, и во всех своих бедах виноват ты сам. Всё предельно просто. Биографию нужно начинать со сверхтрудностей. Пытаешься сразу устроиться куда-то в тёплое место, ну и будешь там гнить всю жизнь.

Это мне в жизни помогало беспрерывно. Когда я готовился к визиту Ельцина в Амурскую область, служба безопасности президента потребовала за три дня до его приезда проложить на одном из маршрутов 15 километров дороги, на которой президентские джипы могли бы развивать скорость 110 км в час. Иначе визит бы не состоялся. Ситуация была абсолютно безвыходная, а это был первый визит высшего должностного лица в Амурскую область за всю историю России. Мы собрали всей руководителей дорожной отрасли и через несколько часов на этом участке было 600 единиц техники и 5 тысяч человек рабочих. Работа шла круглосуточно и за каждый пройденный километр мы платили премию. Брошены были полевые армейские кухни, чтобы люди не отвлекались. Дорога к посёлку Партизанский была построена за два с половиной дня. А за оставшиеся полдня они заасфальтировали сам посёлок и ещё полкилометра до полевого стана, куда должен был приехать Ельцин. Без колымской закалки я бы, наверное, с этой проблемой не справился.

Поэтому Дальним Востоком надо заниматься - это будущее России.

Голосов:
3

Комментариев: 1

Просмотров: 6053

Поделиться

Комментарии

Класс!!! Мысли дальневосточников вслух!

Ирина 08.09.2017 02:59:39

Все комментарии к публикации »

Новости

10.09.2018 //12:42
Владимир Путин: Важнейший приоритет развития Дальнего Востока - решение демографических проблем
17.08.2018 //16:04
В Коврове создадут станкостроительный кластер
13.08.2018 //19:46
Правительство разработает план модернизации БАМа и Транссиба
13.08.2018 //13:24
На территорию опережающего социально-экономического развития в Прикамье пришли два новых резидента
07.08.2018 //16:04
Владимир Путин поддержал создание особой экономической зоны в Воронежской области
02.08.2018 //11:38
В МГПУ откроют курсы обучения роботов
24.07.2018 //11:19
Миасс Челябинской области претендует на статус территории опережающего социально-экономического развития
17.07.2018 //13:59
Юрий Трутнев: На Дальнем Востоке с помощью новых экономических инструментов реализуется 1375 проектов
17.07.2018 //12:49
В Астраханской области запустили четвертую в этом году солнечную электростанцию
13.07.2018 //17:43
В конце 2018 года в Амурской области заработает автоклавный гидрометаллургический комбинат

Все новости

Также по теме