Интервью

14.12.2017
Нелли Мурнова
Дмитрий Рар: «Надо служить России там, где это возможно»

Дмитрий Рар: «Надо служить России там, где это возможно»

О том, что помогает сохранить за рубежом любовь к России и чистый русский язык, рассказал Димитрий Рар, потомок первой волны русской эмиграции в третьем поколении.

- Дмитрий, я читала о вашей семье, но хотелось бы просить вас рассказать о своих корнях.

- Я русский эмигрант в третьем поколении, родился за границей в Германии, где вырос и всю свою жизнь здесь живу.

Рары – шведского происхождения. Они происходят из Прибалтики, но с конца XIX века наша ветвь Раров живет в Москве, и с конца XVIII века приняла православие, и все больше стала считать себя русскими. Мы сами относим себя к московскому купечеству. Моя бабушка, папина мама Наталья Сергеевна Юдина происходила их древнего купеческого рода Юдиных, которые большую роль в Москве играли и были среди верхних слоев купечества – высшая гильдия. Сергей Сергеевич Юдин, брат моей бабушки, – известный хирург. Так что мы с Москвой связаны. Мы как эмигранты жили всегда на чемоданах, но где бы мы ни находились (семья жила в Японии, Бельгии, на Тайване, в Германии) мой папа, Глеб Александрович Рар, всегда говорил: «Наш дом – это Москва». То есть мысленно, сердцем мы всегда жили и живем в Москве.

Моя мама – Софья Васильевна Рар – урожденная Орехова – происходит из дворянского рода Ореховых. Это род из Орловской губернии. Ее отец – Василий Васильевич Орехов, будучи еще несовершеннолетним, в 1914 году отправился на фронт, там отличился храбростью, сражаясь в Белой армии на юге России. С армией Врангеля эвакуировался в ноябре 1920 года из Крыма. Оказался в Галлиполи, где издавал газету «Галлиполиец», потом в Париже основал вместе с другими (однополчанами, русскими эмигрантами) основал «Общество галлиполийцев».

С 1929 года, еще по приказу генерала Врангеля (который скончался в том же году), дедушка начал издавать журнал «Часовой». Это был орган связи русского воинства за границей. Этот журнал он издавал почти до самой своей смерти: последний номер вышел в 1988 году, в год 1000-летия Крещения Руси, а в 1990 году дедушка скончался. Но он успел увидеть, как Россия начинает возрождаться, что его особенно радовало. Эта вера всегда поддерживала нас. Без этой веры можно было поддаться отчаянию. Дедушки, бабушки были уверены, что вернутся в Россию, правда, после Второй мировой войны эта надежда немножко расплылась. Но все равно она оставалась и передавалась нашим родителям, а они передали это нам. И мы всегда стремились завершить этот круг: дедушки и бабушки недобровольно покинули Россию, это была не эмиграция, а фактически изгнание, и поэтому мы всегда считали долгом вернуться в Россию, это логичное завершение этого круга. Но жизнь сложная, все мы с начала 90-х годов искали пути вернуться в Россию, все мы (нас шестеро детей, кстати) ездили в Россию и старались найти здесь применение. Но пока не сложилось, хотя мы регулярно бываем в России. Но и дальше над этим работаем.

Мы видим, что надо служить России там, где это возможно. Чтобы было больше пользы, надо здесь жить. А если решать эти же задачи за границей, тогда их тоже надо выполнять.

Я, после смерти папы, возглавляю Свято-князь-Владимирское Братство, то есть занимаюсь сохранением старых, дореволюционных русских храмов в Германии. Кроме того, я занимаюсь скаутским движением. Одна из организаций скаутов называется ОРЮР (Организация российских юных разведчиков). Я сейчас являюсь начальником Европейского отдела ОРЮР. Эта организация, как вы знаете, возрождена и существует в России. У нас тесные связи с российской организацией, я люблю поддерживать здесь скаутское движение, потому что, считаю, это самой важной подготовкой следующих поколений.

После моего двухлетнего отсутствия в Москве, с сожалением вижу, что знаний истории России у людей катастрофически не хватает. Те события, столетия которых отмечают в России, не находят объективной оценки: часто их оценивают даже с положительной для России стороны. Я стараюсь понять такой подход, искренне и честно, но думаю, что дело здесь в недостаточных знаниях…

- Наши отцы освободили землю от врага. Наша родина всегда была и остается богатой учеными, музыкантами, писателями... Но однажды распался привычный мир. Многие оказались за пределами страны. К ним относились настороженно. Теперь, к счастью, все изменилось. Россия уже лет двадцать работает над тем, чтобы поддержать своих соотечественников за рубежом. Хотелось бы узнать, как сохранялся русский язык в Вашей семье. Как сохранить знания об истинной истории России?

- Мне кажется надо дать историкам, профессионалам разобраться в исторических перипетиях, открыть им доступ к архивам, а потом и другие подключатся. Надо вести дискуссию, где и родится, как я надеюсь, истина. Далеко за примерами не надо ходить: в Германии запрещено, по существующим с 1945 года законам, высказывать открыто некоторые истинные факты истории. И я не желаю такого для моей Родины, для России.

И, конечно, из топонимики надо убирать имена палачей. Это часть нашей истории, но они не достойны того, чтобы их имена украшали названия наших улиц. А почему бы не назвать улицы в честь юнкеров и кадет, мальчиков, которые жизнь свою положили в защиту Москвы, в защиту России?

- Да, мальчики умирали, а тысячи офицеров смотрели на то, как они умирают, и оставались в стороне, боялись выйти на улицы. Вам известна эта история…

- К чести своей семьи могу сказать, что мой двоюродный дед, полковник Владимир Федорович Рар участвовал в защите Москвы, он командовал казармами Первого кадетского корпуса в Лефортове. Несколько дней они продержались, и когда большевики подвели артиллерию, тогда он перебрался с юнкерами защищать Кремль, а позже перебрался в Прибалтику, присоединился к полковнику князю А.П. Ливену.

- Москва поддерживает своих соотечественников. Как вы считаете, каковы должны быть наши с вами действия на пути к решению таких вопросов: как сохранить русское поле за рубежом, как воспитать молодежь, чтобы живущая вне России, она тянулась к Родине.

- То, что делается в среде соотечественников, то, что они хотя бы объединены, это, конечно, сохраняет русский язык. Руководство Российской Федерации поддерживает русские школы, русские культурные центры. Это хорошо, но это касается всего русскоязычного мира. То есть мы говорим о различной русской диаспоре, которую объединяет русский язык и привязанность к России.

Но, понятно, что интересы у людей разные. Поэтому для общей духовной картины нужно находить еще другие программы, например, такого уровня, который был на Всемирном народном соборе, в котором я участвовал. Хотя бы к этому стремиться. То есть, чтобы работать над духовным возрождением России, надо искать партнеров среди эмиграции (не обязательно среди представителей первой волны). 

- Как вы относитесь к прагматической стороне в изучении русского языка? К примеру: «Учу русский язык, чтобы поехать в Россию и делать там бизнес»?

- Это неплохо совсем. Все, что поддерживает связи России с другими странами, это хорошо. Россия должна выйти из изоляции, в которой находится по политическим причинам, по причинам, в которых не только Россия виновата. Мы знаем, что у нее много недругов, которые пользуются любым случаем, чтобы еще больше изолировать нашу страну от остального мира: нам только обещали, что НАТО не будет продвигаться на Восток, а что видим на самом деле? Майдан на Украине – это тоже действия, направленные против России. И надо делать всем общие усилия, чтобы Россия вышла из изоляции и стала равноправным партнером мирового сообщества и свою роль играть…

- Вернусь к воспитанию… Как же все-таки воспитать молодого человека с тягой к русскому языку, к России?

- Когда я воспитывался, в СССР был так называемый «железный занавес». И было все просто: нашу семью изгнали, и мы боремся за свободу России и когда-то в нее, освобожденную, вернемся. А как объяснять детям, семьи которых переехали добровольно за границу, живут там, чтобы они изучали русский язык, историю России…. Это очень трудно. Но, тем не менее, нужно объяснять, что это богатство, любой язык - это богатство. И, во-вторых, родителя должны стараться как можно чаще ездить в Россию, чтобы он не чувствовал, что он живет только, к примеру, во Франции. И потом ребенку всегда можно объяснить, что привело семью в другую страну. Однако и свою Родину всегда иметь перед глазами.

Голосов:
3

Комментариев: 0

Просмотров: 2813

Поделиться

Новости

01.08.2017 //17:17
Интернет-портал памяти героев Первой мировой стал общедоступным
30.03.2017 //13:19
Проживающая во Франции правнучка художника Константина Флавицкого получила российский паспорт
27.10.2016 //15:35
В Москве покажут 40 фильмов о русских эмигрантах
30.09.2016 //12:59
Американская синхронистка Мария Королева: «Люблю Россию, очень скучаю»
21.01.2016 //14:08
«Словенцы и русские»: в Любляне прошла конференция, посвященная русской эмиграции
14.12.2015 //13:41
Дочь белого генерала из армии Врангеля получила российский паспорт
30.11.2015 //12:35
Вдадимир Путин предоставил российское гражданство дочери белоэмигранта
26.11.2015 //13:10
Дочь белого эмигранта из Франции хочет получить российское гражданство
03.09.2015 //14:14
В Севастополе отметят 95-летие «Русского исхода»
24.04.2015 //14:32
О сложности брака с иностранцем расскажет автор книги «Брак по-австрийски»

Все новости

Также по теме