Аналитика

11.04.2019
Владимир Сажин
Военное и военно-техническое сотрудничество России и Ирана: вчера, сегодня и завтра

Военное и военно-техническое сотрудничество России и Ирана: вчера, сегодня и завтра

Недавно в России и Иране отметили знаменательную дату – 500-летие российско-иранских (персидских) отношений. В течение веков эти отношения складывались по-разному: от войн до добрососедства. Однако при этом военная составляющая была важным аспектом двусторонних связей, влияющим на политику и строительство вооруженных сил (ВС).

Накануне Дня Армии, который празднуется в Исламской Республике Иран (ИРИ) 18 апреля, было бы уместно затронуть военную сторону истории многовековых российско-иранских отношений.

Первые примеры военного и военно-технического сотрудничества (ВТС) России с Ираном относятся еще к XVII в., когда русский царь Алексей Михайлович принял решение о создании военного флота на Каспийском море для защиты волжско-каспийского торгового пути.

Интересная деталь зарождения военного флота России заключалась в том, что персидские купцы, заинтересовавшись деловыми перспективами этого решения, финансировали строительство первого русского военного корабля «Орел». Именно с этого события 1667 года началось военное и военно-техническое сотрудничество России и Персии.

Военная составляющая в российско-персидских связях присутствовала на протяжении длительного времени. Так, Персидский поход Петра I (1722) формально совершался с целью помочь правящей династии в Иране справиться с внутренними мятежами. В то же время торговля с Персией обеспечивала военный потенциал России. Именно из Персии доставлялась нужная в производстве пороха селитра.

В XVIII веке русское правительство, заинтересованное в союзнике на Востоке, особенно в действиях против Османской Империи, видело в лице Персии важного военного союзника.

Правда, уже с начала XIX века Россию интересовали и территориальные приобретения за счет владений персидских правителей. Велась активная военно-дипломатическая игра между Великобританией, Францией, Россией за вовлечение в сферу своего влияния, как некоторых территорий Персии, так и полностью Персии.

Две русско-персидские войны (1804-1813 гг. и 1826-1828 гг.), при всём неоднозначном сегодня к ним отношениям в Москве и Тегеране, явились во многом опытом для двух стран, которые, безусловно, извлекали из этих тяжких событий уроки, в том числе и чисто военно-стратегического и тактического характера для своих вооруженных сил.

В этой связи интересна история полка «Бахандаран», который был сформирован из бывших солдат и офицеров русской армии и отличился в ходе практически всех войн, который вел Иран со своими соседями в то время, особенно в Афганистане и в боях ирано-турецкой войны 1821-1823 гг.

XIX век был сложным для Ирана. Российское проникновение, в том числе и военное, в Иран активизировалось во второй половине XIX века. И это не в последнюю очередь было связано с созданием Россией Персидского казачьего полка, который позднее превратился в Персидскую казачью бригаду. Деятельность Персидской казачьей бригады оказала огромное влияние на военно-политическую обстановку в Иране в конце XIX – начале ХХ века.

Впоследствии, во время Первой мировой войны, бригада была развернута в дивизию. В феврале 1921 г. командиром Казачьей дивизии стал полковник Реза-хан, который на ее базе создал общегосударственную регулярную армию. Вскоре Реза-хан стал военным министром, а 12 декабря 1925 г. был провозглашен наследным шахом Ирана.

Дипломатические отношения Советской России и шахского Ирана берут начало с 20 мая 1920 года, когда правительства РСФСР и Персии обменялись нотами о взаимном признании. Официально отношения между Персией и РСФСР начались с советско-иранского договора, подписанного в Москве в 1921 году. Документ включал в себя и вопросы военного сотрудничества. В наиболее известной ее VI статье предусматривалась возможность для Москвы «ввести свои войска на территорию Персии, чтобы, в интересах самообороны, принять необходимые военные меры».

Позднее в 20-х – 30-х годах правительство Реза-шаха, враждебно относящееся к СССР, прервало практически всякие контакты с ним в военно-политической области.

Более того, в начальный период Второй мировой войны иранское правительство откровенно симпатизировало нацистской Германии, что в итоге и явилось одной из причин того, что 25 августа 1941 г. СССР и Великобритания ввели свои войска на территорию Ирана. Реза-шах отрекся от престола в пользу сына – Мохаммада Резы Пехлеви.

29 января 1942 года был подписан Договор о союзе между СССР, Великобританией и Ираном. Союзники обязались «уважать территориальную целостность, суверенитет и политическую независимость Ирана». При этом, СССР и Англия получили право «содержать на иранской территории сухопутные, морские и воздушные силы в таком количестве, в каком они считают необходимым».

Этот договор стал основой создания Персидского коридора для поставок военной техники в СССР в рамках программы ленд-лиза. Этот коридор сыграл в годы войны значительную роль: по нему было переправлено 23,8% всех военных грузов, адресованных СССР. В период войны военные контакты между Ираном и СССР в основном ограничивались именно обеспечением перевозок военной техники и снаряжения, поставляемого союзными державами в СССР.

Во время Второй мировой войны США укрепили свои позиции в Иране. Между двумя странами было заключено несколько соглашений, чем было положено начало многолетней деятельности трех американских военных миссий в Иране - ARMISH, MAAG, GENMISH, - которая охватила все вооруженные силы страны.

После завершения Второй мировой войны и начала холодной войны шахское правительство вновь заняло по сути враждебную позицию по отношению к СССР. Иран превратился в сателлита США. Москва пыталась переломить ситуацию и «оторвать» шаха Мохаммада Резу Пехлеви от американцев. Однако безуспешно.

Сближение Ирана и США, которое грозило размещением американских ракетных баз близ границ с СССР, вывело из себя советского лидера – Никиту Хрущева. Он поставил вопрос о выполнении статьи VI российско-иранского договора 1921 года. Скорее всего, это подействовало на Мохаммада Резу Пехлеви.

И уже 15 сентября 1962 года состоялся обмен нотами между правительствами СССР и Ирана о непредоставлении иностранным государствам права иметь на территории Ирана ракетные базы всех видов. Это дало импульс развитию советско-иранских отношений во многих областях, в том числе и в военно-технической.

СССР стал поставлять в Иран технику для сухопутных, инженерных войск и артиллерии. Специалисты полагают, что фактически Москва играла одну из основных ролей в оснащении вооружением и военной техникой иранских сухопутных войск.

В шахский Иран поставлялись танки различных модификаций, боевые машины пехоты (БМП), бронетранспортеры, пушки и гаубицы, зенитные системы, противотанковые комплексы, военные автомобили, инженерная техника и средства радиосвязи.

Для осуществления их обслуживания и ремонта в 1973–1976 годах вблизи Тегерана советские специалисты построили заводской комплекс «Бабек», который и по настоящее время остается основной ремонтной базой сухопутных войск Ирана.

За 15 лет перед исламской революцией Ирану оказывали помощь сотни советских военных специалистов. Около 500 иранских военнослужащих прошли обучение в СССР.

В то же время, несмотря на значительные масштабы советско-иранского военно-технического сотрудничества, основную роль в шахиншахской армии играли американцы.

Ситуация изменилась после исламской революции в Иране и свержения шахского правительства. Придя к власти в Иране, исламское руководство прекратило деятельность в иранской армии американских военных советников и специалистов, были аннулированы контракты на поставку вооружения из США.

Ирано-иракская война (1980—1988 гг.) оказала огромное влияние на военное строительство в ИРИ. Надо отметить, что Ирак начал войну без консультаций с СССР (хотя они были предусмотрены советско-иракским договором о дружбе и сотрудничестве от 1972 года), что было с раздражением встречено в Москве. СССР сразу же прервал поставки вооружений Ираку, предложив оружие и помощь Ирану. Но все тогдашние попытки Москвы наладить партнерские отношения с Тегераном не увенчались успехом. Аятолла Хомейни, называвший Советский Союз «красным шайтаном», не пожелал отступиться от этого постулата.

Однако насущная потребность иранской армии в новых вооружениях, необходимых для продолжения войны, особенно на фоне эмбарго, введенного западными странами в отношении Тегерана, заставила его начать активные поиски источников приобретения вооружений и военной техники за границей. В этих условиях исламское руководство ИРИ было вынуждено принять предложение Москвы о поставках военной техники в Иран, а также пригласить советских военных специалистов.

В ходе ирано-иракской войны Советский Союз поставлял Ирану самое разнообразное вооружение.

1988 – 1989 годы ознаменовались важными событиями. Окончание ирано-иракской войны, вывод советских войск из Афганистана, изменения во внутренней и внешней политике СССР в ходе перестройки, смерть верховного лидера Ирана аятоллы Хомейни, приход к власти в этой стране более прагматичного руководства открыли дорогу к возобновлению ВТС СССР и ИРИ. Тем более Тегеран находился после разрушительной войны с Ираком в сложном положении не только в экономике, но и в сфере обеспечения ВС боевой техникой. Против ИРИ действовали санкции США и других стран, которые отказывались продавать оружие Ирану. Он оказался полностью отрезанным от источников современного вооружения.

Однако всё меняется. В ходе визита в Москву в 1989 г. видного иранского политика Али Акбара Рафсанджани была достигнута договоренность о «сотрудничестве с иранской стороной в деле укрепления ее обороноспособности». В результате в 1989—1991 гг. между СССР и Ираном было заключено четыре крупных межправительственных соглашения в области ВТС на общую сумму в 5,1 млрд. долларов, превративших Иран в последующие годы в одного из ведущих получателей российского вооружения.

Так, Ирану были поставлены зенитно-ракетные комплексы (ЗРК) большой дальности С-200ВЭ, истребители МиГ-29, бомбардировщики Су-24, вертолеты Ми-17, три новейших дизель-электрических подлодки проекта 877ЭКМ, БМП, а также танки и комплекты танков для их сборки в ИРИ, разнообразные виды боеприпасов для всех родов войск.

Неполное исполнение этих контрактов стало следствием сближения между Россией и США, что вылилось в российско-американские договоренности Гора-Черномырдина от 30 июня 1995 г.

Однако в 2000 г. РФ аннулировала эти договоренности, и российско-иранское ВТС возобновилось.

В нулевых годах XXI века Россия поставила Ирану транспортно-боевые вертолеты Ми-17, штурмовики Су-25, ЗРК «Тор-М1», которые были предназначены для прикрытия важнейших государственных и военных объектов, в частности, АЭС в Бушере, ядерных центров в Тегеране, Исфахане, Натанзе.

По итогам 2000-2007 гг. Россия стала основным поставщиком вооружений в ИРИ (около 85% всего военного импорта страны). Иран занял третье место среди крупнейших получателей российских вооружений, общий объем поставок составил почти 2 млрд. долл.

В 2007 г. был заключен контракт на поставку ЗРК С-300. Выполнение контракта столкнулось с известными ныне объективными и субъективными трудностями. Однако в 2016 г. реализация этого контракта на 1 млрд. долларов Москвой была завершена.

2012 – 2015 года были сложным периодом в истории Ирана, находящегося под жесткими санкциями Евросоюза, США и других стран из-за своей неоднозначной ядерной программы. В сфере ВТС действовали запреты в соответствие с Резолюцией СБ ООН 1929 от 2010 г.

Однако ядерное соглашение или официально – Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД), принятый в июле 2015 г., – сняли санкции против ИРИ, что было подтверждено Резолюцией 2231 СовБеза ООН 20 июля. Этот международный документ при этом не допускает без предварительного разрешения СБ ООН приобретения Ираном тяжелого вооружения (танков, бронированных машин, боевых самолетов и вертолетов, артиллерии калибром от 100 мм и выше и т.д.). То есть, по сути, Резолюция вводит запрет на поставки тяжелого вооружения до 18 октября 2020 года и ракетного вооружения до 2023 года.

Иран, в настоящее время выполняя требования СВПД и Резолюции 2231, всё же делает попытки создать условия для импорта вооружения и боевой техники уже после снятия запретов. Так, в 2016 г. Москву посетил тогдашний министр обороны ИРИ Хосейн Дехган, который вел переговоры о восстановлении ВТС в крупных масштабах. Так, Иран хотел бы приобрести российскую боевую технику на сумму не менее 8 млрд. долларов.

В список иранских запросов вошли истребители типа Су-30СМ, учебно-боевые самолеты Як-130, вертолеты семейства Ми-8 и Ми-17, российские береговые мобильные ракетные комплексы «Бастион», оснащенные сверхзвуковой противокорабельной ракетой «Яхонт», надводные корабли класса фрегат, дизель-электрические подводные лодки и ряд других образцов боевой техники. В том числе и танки Т-90, интерес к которым у Тегерана велик. Правда, с условием передачи технологий его производства в Иране.

В августе 2017 г. Иран запросил поставку истребителей Су-35. Как отмечали иранские источники, Москва отказала Тегерану и предложила альтернативу в виде истребителей Су-27СМ3, что не удовлетворило Иран.

В 2018 году ситуация в Иране и вокруг него изменилась. Президент США Дональд Трамп объявил о выходе Соединенных Штатов из СВПД. Это уже приводит, если не к коллапсу ядерной сделки (что наиболее вероятно), то, во всяком случае, к корректировке ее положений, связанных с договоренностями между ее участниками. Не исключено, что политика Тегерана также претерпит изменения (возможен и выход из СВПД), что сменит его приоритеты и поспособствует ускорению и активизации поисков источников приобретения вооружения и боевой техники.

В этих условиях Россия окажется едва ли не единственным потенциальным партнером, способным развивать с ИРИ военно-техническое сотрудничество.

Однако будущее российско-иранских ВТС будет зависеть от ситуации в мире, в регионе и, в первую очередь, от политики Тегерана в стране и за рубежом, от обстановки вокруг Ирана, от позиции России по многим проблемам современного мира.

Владимир Сажин, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, кандидат исторических наук

Голосов:
0

Комментариев: 0

Просмотров: 802

Поделиться

Новости

24.06.2019 //18:48
Традиционная российско-китайская ярмарка культуры проходит на берегах Амура
24.06.2019 //14:30
Тихвин развивает сотрудничество с французским Эрувиль-Сен-Клером в рамках побратимских связей
21.06.2019 //15:38
Развитие бизнеса между Россией и Перу обсудили в Лиме
21.06.2019 //14:18
Волгоградская область и Узбекистан налаживают сотрудничество
20.06.2019 //15:30
Вузы России и Индии укрепляют взаимодействие
20.06.2019 //12:37
Расширен перечень стран, граждане которых смогут получить электронную визу в Россию
20.06.2019 //11:48
В Китае прошла презентация туристического потенциала российских регионов
19.06.2019 //15:21
Иностранные квалифицированные специалисты смогут быстрее получить российский паспорт
19.06.2019 //14:10
В Мексике обсудили развитие культурно-гуманитарного сотрудничества с Россией
19.06.2019 //13:05
Индийских инвесторов пригласили открывать бизнес в России

Все новости

Также по теме