Аналитика

05.07.2019
Владислав Гулевич
Полония: диаспоральная политика Польши

Полония: диаспоральная политика Польши

В 2007 г. польские власти впервые приняли правительственную программу сотрудничества с польской диаспорой (Полонией) и поляками за границей. В 2002 г. введён новый праздник - День Полонии и поляков за границей (2 мая).

Стратегическими целями данной программы на 2015-2020 гг. объявлены поддержка развития и изучения польского языка и знаний о Польше в среде зарубежных поляков, укрепление польского национального самосознания у представителей Полонии, способствование росту общественной активности полонийных организаций за рубежом и возврату зарубежных поляков на историческую родину, налаживание контактов в области экономики, науки и культуры между Польшей и Полонией (1).

МИД Польши оценивает численность Полонии, с учётом этнических поляков и лиц польского происхождения, в 18-20 млн., треть из них родились непосредственно в Польше. По соотношению численности зарубежной диаспоры к численности населения страны происхождения Полония и поляки занимают шестое место в мире. 18% туристов, посещающих Польшу – члены зарубежных полонийных организаций и этнические поляки.

Самые многочисленные польские диаспоры проживают в США (9,6 млн. по данным 2012 г.), в Германии (1,5 млн.) и Канаде (1 млн.). Полония представлена также во Франции и Великобритании (по 0,8 млн.), Нидерландах (0,2 млн.), Ирландии и Италии (по 0,15 млн.), Чехии (0,12 млн.), Швеции и Норвегии (по 0,11 млн.), Бельгии (0,1 млн.). В таких странах как Австрия, Испания, Дания, Исландия численность польской диаспоры менее 100 тыс. человек.

В постсоветских странах, по данным МИД Польши, проживает более 1 млн. поляков и лиц польского происхождения. Министерство подчёркивает, что данные оценки не точные, и утверждает, что только в одной Белоруссии, как самой «польской» республике бывшего СССР, поляков и лиц польского происхождения может насчитываться до 1 млн. (по официальным данным, в Белоруссии проживает 295 тыс. поляков).

На втором месте по количеству польского населения – Литва (250 тыс.), на третьем – Украина (144 тыс.). Россия (47 тыс.), Латвия (46 тыс.) и Казахстан (34 тыс.) – на четвёртом, пятом и шестом месте, соответственно.

Полония условно разделена МИД Польши на десять функционально-географических групп: 1. Литва 2. Белоруссия 3. Украина 4. Латвия, Молдавия, Румыния, Словакия, Венгрия, Чехия 5.страны Западной Европы (Великобритания, Германия, Франция, Италия, Дания, Швейцария, Швеция и т.д.). 6. США, Канада, Австралия, Новая Зеландия 7. Остальные европейские страны 8. Россия, Кавказ, Средняя Азия 9. Бразилия, Аргентина 10. Остальные страны мира

Разделение проведено не по численному, а по функциональному признаку. К работе с Полонией в странах, указанных в каждом пункте, предъявляются отдельные требования, общий уравненный подход отсутствует. Например, Варшава причисляет к Полонии в США, Канаде, Австралии, Новой Зеландии, Аргентине, Бразилии даже тех, кто, имея польские корни, не владеет польским языком. В этом случае подчёркивается необходимость трансляции польского информационно-идеологического продукта для Полонии в этих странах на языке страны проживания с акцентом на экономическую и культурную составляющие и проектах по изучению польского языка.

Последнему придаётся важное значение. В качестве иллюстрации можно привести Бразилию, где открыты более десятка курсов изучения польского языка. Причастные к этому процессу люди наделяются социальными льготами и необходимыми документами - удостоверением учащегося для учеников, обучающихся в таких центрах, удостоверениями для преподавательского состава (дают право на скидки от 33% до 49% на проезд в общественном и ж/д транспорте в Польше и т.д.), аттестатами польских школ при дистанционном обучении и т.п.(2).

Учитывая современную антироссийскую направленность политики Польши, неудивительно, что Россия, республики Кавказа и Средней Азии отнесены к категории стран, где Варшава видит нарушение прав нацменьшинств, в т.ч. польского, что не соответствует действительности. Работа с Полонией на этих направлениях несёт явный идеологический оттенок, разбор исторических обид превалирует над культурой и экономикой. Намеренно переводя здесь вопрос в конфликтную плоскость, придумывая обвинения в нарушении прав нацменьшинств, Варшава обеспечивает себя идеологическим инструментарием для оправдания своей агрессивной восточной политики в отношении России, Белоруссии, Украины.

В частности, заметны попытки Варшавы заставить полонийные организаций в России участвовать в антироссийских информационных кампаниях, особенно касающихся ретроспективных оценок российско-польских и советско-польских отношений. Польская дипломатия сводит их почти полностью к теме неудачных польских восстаний XVIII-XIX вв., ссыльных и репрессированных поляков царского и сталинского времени, возврат в состав Советской Украины и Советской Белоруссии их западных земель по итогам Польского похода РККА 1939 г. и т.д.

Польский институт национальной памяти (ПИНП), будучи исключительно идеологической структурой, входит в перечень госучреждений и министерств, на которые возложены обязанности по взаимодействию с Полонией. Для продвижения в этой среде историко-идеологической повестки инициирован проект «Остановка «История» (3). Проект не имеет географических ограничений, реализуется в рамках Полонийной программы Отдела национального образования ПИНП сразу в нескольких странах (конференции, выставки, симпозиумы, кинопоказы, обучающие лекции, военно-спортивные игры), участие преподавательского состава в проекте подтверждается сертифицированными документами.

Перечислим характерные особенности диаспоральной политики Польши:

- главенство экономической составляющей при взаимодействии с Полонией в США, странах ЕС и Южной Америки;

- мощный пропагандистско-политический акцент и минимальное присутствие экономики при взаимодействии с Полонией в странах бывшего СССР;

- отказ от доказавшей свою неэффективность тактики взаимодействия с Полонией только через полонийные организации;

- охват социальными, культурными и иными проектами максимально большей численности зарубежных поляков, в первую очередь, не состоящих в диаспоральных организациях;

- отсутствие тяжеловесной вертикальной иерархии в полонийных организациях в пользу горизонтальных связей и использования методов челночной дипломатии;

- стремление способствовать формированию протестной и оппозиционно настроенной прослойки в молодёжной среде в странах бывшего СССР (Россия, Белоруссия, Литва, Украина) с дальнейшим выводом её представителей в структуры местной власти, СМИ и на другие социально значимые позиции.

Подводя итог, можно сказать, что действия Варшавы в области диаспоральной политики за рубежом сосредоточены на укреплении своих позиций в западном сообществе и достижении своих односторонних и противоречивых целей на восточном направлении.

Голосов:
0

Комментариев: 0

Просмотров: 829

Поделиться

Также по теме