Статья

29.11.2019
Андрей Кадомцев
Страны БРИКС присматриваются к единой криптовалюте

Страны БРИКС присматриваются к единой криптовалюте

«На полях» саммита БРИКС, состоявшегося в середине ноября в Бразилии, глава Российского фонда прямых инвестиций (РФПИ) Кирилл Дмитриев предложил создать общую криптовалюту для обслуживания единой платежной системы государств-участников. Как сообщает РБК, идея формирования единой платежной системы уже получила поддержку Делового совета БРИКС. Заинтересованное обсуждение состоялось и по вопросу о возможности использования единой цифровой валюты для осуществления расчетов.

Виртуальные валюты или криптовалюты, и лежащая в ее основе технология блокчейн (blockchain) стали одним из ведущих трендов на рынке информационных технологий с начала 2010-х годов. Специалисты называют идею блокчейн революционной: речь идет о распределенной электронной базе данных (реестре, гроссбухе), в каждой «ячейке» которой записана информация обо всех остальных. Для обеспечения функционирования и защиты «реестра» используются криптографические методы. Такие атрибуты технологии блокчейн, как её распределенный децентрализованный характер и открытость информации обо всех сделках делают её полезной в тех сферах, где задействованы множество участников, которые не имеют возможности проверить надежность контрагентов. Средства, переводы которых осуществляются с помощью блокчейна, никто не может заблокировать (арестовать), даже временно, за исключением самого владельца. Вместе с тем, важнейшей проблемой всех частных и корпоративных проектов криптовалют остается доверие к ним.

Если эмитентом цифровой валюты выступает государство или сообщество государств, то большинство если не все проблемы, присущие частным криптовалютам, могут быть решены. В этом случае, достоинства «биткойна» и лежащей в его основе технологии блокчейн сохраняются, а такие риски, как анонимность и простота неконтролируемых трансграничных операций, вызывающие тревогу органов власти по всему миру, нейтрализуются. Эмиссия государственной криптовалюты позволяет властям взять под контроль технологию, способную, в противном случае, еще больше усилить глобальных спекулянтов. И даже, по мнению критиков, поставить под вопрос само существование государств в их классическом виде.

При этом во многих столицах мира внимательно следят за тем растущим беспокойством, которое вызывают перспективы глобального распространения криптовалют у властей США. Главное опасение Вашингтона состоит в том, что «врагам Америки», будь то государства или негосударственные образования, удастся создать финансовую сеть, абсолютно не зависящую от американского доллара. В этом случае США потеряли бы важнейший инструмент невоенного давления на своих оппонентов и противников.

Напомним, что в настоящее время, более 85 процентов всех валютно-обменных операций в мире приходится на доллар. В результате, для блокирования нежелательных финансовых операций, Вашингтону достаточно внести подозрительных лиц, организации или государства в «черный список», рассылаемый во все банки мира. Опасаясь попасть под санкционное давление и даже потерять возможность проведения расчетов в долларах, подавляющее большинство финансовых учреждений мира пока выполняют указания американских властей. В мае нынешнего года, республиканец Брэд Шерман представил Конгрессу законопроект, согласно которому предлагается запретить гражданам США покупку и продажу криптовалюты. В июле, ряд конгрессменов от Демократической партии подготовили законопроект о запрете предоставления финансовых услуг и эмиссии криптовалют для крупнейших онлайн-платформ и соцсетей, годовой доход которых составляет не менее 25 миллиардов долларов. Комментаторы единодушно отмечают, что авторы обоих законопроектов откровенно мотивируют свои инициативы геополитическими соображениями. К примеру, конгрессмен Шерман прямо заявил во время слушаний: «Криптовалюты необходимо уничтожить в зародыше еще и потому, что львиная доля нашего международного влияния основывается на том, что доллар является стандартом международной финансовой системы. Для нефтяных и прочих сделок жизненно необходимо, чтобы их клиринг осуществлялся федеральным резервом… Криптовалюты ослабляют нашу международную политику…».

По мнению обозревателя RT Макса Кайзера, всё больше стран начинают осознавать, каким влиянием обладают Соединенные Штаты на другие государства только потому, что доллар выступает в качестве главной валюты коммерческих и межгосударственных расчетов. Вашингтон не просто извлекает коммерческий доход из доминирующей роли доллара в международной торговле. Он обладает недоступным больше никому рычагом влияния на политику властей большинства стран мира путем применения санкций или угрозы их введения. Кайзер рассматривает санкции как «акт агрессии», поскольку, по его мнению, доллар уже давно превратился в разновидность оружия. Не удивительно, что страны, дорожащие своим суверенитетом, ищут способы свести к минимуму либо полностью нейтрализовать возможность Америки оказывать давление посредством отказа в долларовых транзакциях. До появления криптовалют, главным средством защиты выступало золото. Сегодня новым мощным инструментом, лишенным многих недостатков золота с точки зрения повседневного использования, могут стать национальные цифровые валюты.

В этой связи, указывает один из наиболее авторитетных российских ресурсов в области криптовалют, DeCenter, все участники БРИКС или уже прорабатывают вопрос выпуска цифровых фиатных денег, «или изучают такую возможность». Действуя подобным образом, страны БРИКС следуют общемировой тенденции. Поскольку вопрос о выпуске цифровых валют центральными банками, Central bank digital currency (CBDC), привлекает внимание властей всё большего числа стран. Так, 26 ноября вице-президент Еврокомиссии Валдис Домбровскис рассказал о намерении Евросоюза запустить цифровую валюту сообщества к концу 2021 года. Причем одной из задач, которую могла бы решать подобная система, по мнению члена правления ЕЦБ Бенуа Кере – преодоление зависимости Европы от международных платежных сервисов, базирующихся в США, таких как, MasterCard, Visa, Apple, PayPal и Amazon.

Примером для остальных членов БРИКС может также стать позиция официального Пекина, который буквально в течение нынешнего года изменил отношение к криптовалютам «на 180 градусов». Как отмечает Леонид Ковачич из московского Центра Карнеги, «теперь о блокчейне как прорывной технологии говорит председатель КНР Си Цзиньпин, а крупнейшие китайские СМИ наперебой рассказывают о преимуществах блокчейна и призывают не упустить историческую возможность бросить вызов мировой гегемонии доллара».

Нынешней осенью представители Народного банка Китая заявили, что «рассматривают возможность скорого запуска цифрового юаня». Глава Центра разработки цифровой валюты Центробанка КНР Му Чанчунь описал базовые критерии, в соответствии с которыми может осуществляться эмиссия криптовалюты КНР. «Криптоюань не будет работать только на блокчейне, эмиссия будет происходить в два этапа: от Центробанка к коммерческим банкам и от них уже дальше вводиться в оборот». Цифровой юань придет на смену денежному агрегату М0, а пропускная способность платежной системы составит «до 300 тысяч транзакций в секунду». Являясь официальной государственной валютой, цифровой юань будет эмитироваться централизованно и регулироваться властями страны. В Пекине намерены соединить в цифровом юане лучшие качества криптовалют, включая минимальное время осуществления транзакций, «надежность, неизменяемость и необратимость», и фиатных денег - их суверенный характер и государственные гарантии ликвидности.

О том, что Центробанк и Министерство финансов обсуждают возможность создания в России собственной криптовалюты, еще в 2016 году написал «Коммерсантъ». В июне 2017 года зампред ЦБ РФ Ольга Скоробогатова заявляла о перспективах появления национальной цифровой валюты. Речь шла о начале работы специалистов ЦБ над проектом цифрового рубля. Аналогично цифровому юаню предполагается, что эмиссия российской виртуальной валюты будет строго контролироваться, ее обмен на рубли и другие валюты будет возможен только на специальных электронных площадках, а личность покупателя криптовалюты обязательно должна быть идентифицирована. При этом, напоминает DeCentre, проект закона о цифровых финансовых активах (ЦФА) был принят Государственной думой в первом чтении еще в 2018 году. Однако с тех пор продолжается внесение поправок, касающихся в том числе самого определения криптовалюты.

Российские специалисты рассматривают цифровой рубль как один из перспективных вариантов ответа на усиливающиеся западные санкции. Как показала история с отключением Ирана от системы международных банковских расчетов SWIFT по требованию США, создание системы межбанковских расчетов между государствами-участниками, способной заменить SWIFT, является «первостепенной задачей для стран БРИКС». В качестве инструмента проведения взаиморасчетов в подобной системе, центральные банки могли бы согласованно выпустить ограниченный объем цифровой валюты, все транзакции с использованием которой будут зарегистрированы в едином реестре, которые верифицируется агентами, одобренными властями стран БРИКС. Использование общей криптовалюты, придало бы такой платежной системе универсальный характер и защитило платежи от иностранных санкций.

В этой связи, на первом этапе цифровая валюта БРИКС может и не стать платежным средством в полном смысле этого слова. Еще пару лет назад российский венчурный инвестор Евгений Гордеев предлагал запустить на государственном уровне программу привлечения инвестиций, обеспечив безопасность капитала на уровне блокчейна. Технически, через подобный инвестиционный механизм, иностранные партнеры России, заинтересованные в инвестициях в российские активы, могли бы избежать юридических последствий санкционных режимов, наложенных на РФ в последние годы. В наши дни, член экспертного совета Госдумы Никита Куликов полагает, что обсуждаемая экспертами стран БРИКС общая криптовалюта могла бы стать средством «фиксации обязательств», инструментом конвертации, а также инструментом обеспечения «автономии межгосударственных переводов».

Таким образом, эксперты продолжают спорить о том, в какой мере криптовалюты способны произвести революцию во всей системе мировых финансовых отношений. Вместе с тем, происходящие в последние годы изменения в политике экономических и денежных властей ряда ведущих государств мира показывают, что они начинают всё более серьезно воспринимать криптовалюты в качестве инструмента укрепления национального экономического суверенитета.

Андрей Кадомцев, политолог, советник Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации по международным вопросам

Голосов:
0

Комментариев: 0

Просмотров: 352

Поделиться

Также по теме