Интервью

03.03.2011

Минская группа ОБСЕ с тем же успехом и результатом может посредничать еще полвека

Интервью президента Научного общества кавказоведов, доктора исторических наук Александра Крылова информагентству АрмИнфо

Анатолий Борисович, в последнее время усилились слухи о смещении вектора армянской внешней политики в сторону Запада. Вы с этим согласны?

Я не вижу никакого крена во внешнеполитической линии властей Армении в сторону Запада. Слухи об этом крене являются ничем иным, как результатом деятельности армянских и иных СМИ. Мне кажется, что исходя из сложной ситуации, в которой находиться сегодня Армения, учитывая, кто ее соседи, нерешенную карабахскую проблему, транспортную полуизолированность, республика просто не может проводить неаккуратную политику. В этом случае неминуемо последуют негативные действия со стороны тех или иных мировых игроков. Поэтому я не вижу никакой трагедии в том, что Армения поддерживает хорошие отношения с США, ЕС, Ираном и Россией одновременно.

Собственно это единственно возможная политика, которая может проводиться Арменией. Если же мы рассматриваем проблему безопасности Армении, то в отличие от России, страны блока НАТО вряд ли способны обеспечить безопасность республики. Поэтому, Армении следует использовать все выгоды и от сотрудничества с НАТО и от сотрудничества с ОДКБ. Соответственно, я оцениваю политику Армении как весьма разумную, поскольку Ереван не строит ее на том, чтобы добиваться каких-то результатов за счет ущемления интересов соседних стран и других влиятельных игроков. Любой другой вектор внешнеполитической деятельности Армении может быть чреват серьезными последствиями для республики. А то, что эта политика весьма сильно критикуется в Армении, это участь не только армянского руководства, особенно если мы сравним эту критику с критикой действий властей США, стран Европы, о России я вообще не говорю.

5 марта в Сочи состоится очередная трехсторонняя встреча президентов России, Армении и Азербайджана. Очень много говорится о том, что Россия получила от остальных стран-сопредседателей МГ ОБСЕ карт-бланш на единоличную модерацию в разрешении карабахского конфликта. Эта встреча из этого разряда?

В ваших словах есть большая доля правды, так как еще пару лет назад действительно главную роль в карабахском урегулировании играли США, а Мэтью Брайза – тогда великий американский посредник, теперь превратился в великого американского посланника в Баку. На данном этапе Россия выдвинулась на первый план в Минской группе, поскольку США, осознав, что достичь реального прогресса невозможно, только приветствуют активность России в этом направлении. Другое дело, насколько эта активность Москвы будет результативной, поскольку модель урегулирования, предложенная Минской группой, настолько противоречива, что каждая из сторон конфликта видит в ней исключительно защиту своих интересов. При этом не происходит никакого сближения в сторону достижения хоть какого-то компромисса. Поэтому пока такого движения со стороны Армении и Азербайджана не будет, Минская группа с тем же успехом и результатом может продолжать быть посредником еще лет 50. У России с Арменией отношения стратегического характера и Москве очень важно гарантировать безопасность республики, тем самым, гарантировав свои интересы в регионе. Вместе с тем, для нас очень важно поддерживать нормальные отношения и с Азербайджаном. В этом направлении МИД РФ приходится постоянно следить за тем, чтобы отношения с Баку не повредили отношениям с Ереваном. По большому счету пока российской дипломатии это удается, и я надеюсь, что этот курс удастся поддерживать и в дальнейшем. То есть, развитие отношений с Азербайджаном для России возможно лишь до тех пор, пока они не будут вредить нашему стратегическому союзу с Арменией.

Испытываете ли Вы хоть какие-то ожидания от предстоящей в Сочи трехсторонней встречи?

То, что президенты встретятся и поговорят – уже хорошо, поскольку это лучше чем решать проблемы посредством военных действий. Даже если переговорный процесс будет продолжаться полвека, ситуация будет оставаться замороженной и тем самым будет предотвращена возможность новой войны в Карабахе – уже результат. А ожидать от встречи в Сочи волшебства, конечно, не стоит.

Однако, опасность возобновления азербайджанской агрессии со временем лишь нарастает, свидетельством чего является учащение провокаций со стороны азербайджанских ВС…

Это только так кажется, поскольку, начиная с 1994 года идеалистичного спокойствия на линии фронта никогда не было, и локальные вспышки носили и носят периодический характер. Это говорит о том, что подобные провокации используются Баку как одно из средств давления на Армению в ожидании того, что армянская сторона конфликта начнет сдавать позиции, которая она занимает. Но рассматривать эти провокации как прелюдию к большой войне, мне кажется, не стоит. Думаю, что армянское руководство не настолько нервное, чтобы реагировать на воинственные заявления из Баку или мелкие стычки. Азербайджан сегодня стремится добиться фактической капитуляции Армении без войны, а это очень и очень сложно, а еще точнее вообще не невозможно.

Управляются ли революции в Арабском мире извне, к примеру, из Вашингтона и Тегерана, и возможно ли использовать тлеющий карабахский конфликт в качестве катализатора смены власти в Армении и Азербайджане?

Мне кажется, что как раз карабахский конфликт не сыграет этой роли. Эту роль может сыграть масса нерешенных социально-экономических проблем внутри государств Большого Ближнего Востока. Поэтому карабахский конфликт, конечно, может выполнять второстепенную роль в этом процессе, но базовая проблема это, несомненно, бедность и нищета в условиях огромного населения арабских стран. Это приводит к периодическим взрывам недовольства даже в таких относительно благополучных странах, как Ливия, Тунис и Египет, являющихся наиболее продвинутыми государствами Африки. Мне кажется, что эти процессы извне не управляются, так как правящим в этих странах режимам в основном 20-30-40 лет, и население уже от них устало. И эта усталость населения от авторитаризма и династических смен власти на фоне нищеты, является естественным катализатором арабского бунта. Не думаю, что США заинтересованы в свержении Мубарака, долгие годы являющегося союзником Вашингтона, сыгравшим огромную роль в процессе нормализации отношений с Израилем. При этом, тот же Иран не играет активной роли в этом регионе, поскольку отношения арабов и персов всегда были очень сложными. Поэтому активность Ирана в арабских революциях скорее могла навредить Тегерану. А то, что тяжелая социальная обстановка благоприятствует росту исламского радикализма играет на руку не только Ирану, но и арабским монархиям, продвигающим эту модель общественного развития. Кстати, сегодня действительно происходит экспансия радикального ислама в Африку, в ту же христианскую Эфиопию, приводя к взрывной популярности ислама на юге этой страны. Сегодня когда, проамериканские режимы не смогли решить проблему бедности в этих странах, альтернативой может стать исламский путь развития, который привлекателен для многих наиболее обездоленных слоев населения арабских стран. Этот процесс объективен, и необязательно сводить его к каким-то подрывным акциям.

Испытывает ли пожизненный правитель династического Азербайджана страх перед угрозой того, что арабские революции и исламизация могут перекинуться в лежащий по соседству с этим регионом Азербайджан. Особенно учитывая царящее в этой стране недовольство авторитарным кланом Алиевых-Пашаевых?

Думаю, что подобный страх существует у властей любого государства подобного типа, и каждый авторитарный режим старается укрепить свои позиции. При этом, подобные режимы не в состоянии решать социально-экономические проблемы. Алиеву, конечно, удалось провернуть конституционную реформу, и теперь он может править пожизненно. Но это вовсе не значит, что он будет править пожизненно, поскольку Азербайджан также не застрахован от социально-экономического взрыва. Сегодня пока неясно используются ли нефтедоллары для решения социально-экономических проблем или же лишь для личного обогащения правящего в Азербайджане клана. Второй вариант рано или поздно приведет к египетскому сценарию, если же авторитарный лидер каким-то образом все же пустит какую-то часть средств на модернизацию страны, то это может привести к успеху, примером чего является Южная Корея. Это общая проблема присущая большинству стран современного мира.

Недавно состоялся первый визит главы МИД Китая в Армению, не отстает от Китая и Иран, спецпосланник президента которого также недавно посетил Ереван. Если с Ираном все понятно, то какие цели может преследовать в регионе Поднебесная?

Китай является страной, которая утверждает себя как ведущий мировой игрок в перспективе. То что, Китай активно проникает во все регионы мира, особенно где имеются природные ископаемые: в Африку, Латинскую Америку общеизвестно. Так что, по сравнению с той же Центральной Азией, Кавказ такого внимания от Китая пока не удостаивался. Вместе с тем, Китай уже рассматривает Кавказ как потенциальную зону своих экономических и политических интересов, что естественно, так как после Центральной Азии следующим логическим этапом будет именно Кавказ. Все это будет зависеть от того, насколько успешно будет развиваться Китай в дальнейшем, поскольку многие эксперты уже предрекают перегрев китайской экономики в результате ее бурного экономического роста. К слову, меня восхищает китайская систематическая работа в этом направлении. К примеру, отмечу, что проживающие не более полугода в селе Ванк Нагорно-Карабахской Республики трое граждан Китая, работающих в недавно открытом там китайском ресторане, уже заговорили на карабахском диалекте. Это наглядным образом свидетельствует о том, что китайцы уж если приходят, то навсегда, не набегом, не наскоком, а капитально.

Давид Степанян

Голосов:
0

Комментариев: 0

Просмотров: 7180

Поделиться

Также по теме