Статья

06.04.2011

Страницы истории: на пути в Индию

Среди исторических событий, связанных с взаимоотношениями России и народов Средней Азии, более трехсот лет спорной остается оценка посольства князя Александра Бековича-Черкасского в Хиву в 1717 году. Немало среднеазиатских историков склонны считать эту дипломатическую миссию завоевательным походом, не больше и не меньше. Главным аргументом в пользу этой версии выступает численность сопровождавших посольства войск – 2500 человек. Зачем, мол, посольству такой конвой, если не для завоевания...

Трагическая история этого посольства, возглавляемого князем Александом Бековичем-Черкасским, крестником императора Петра I, началась за семнадцать лет до его гибели в глубинах Азии.

В XVIII веке в отношениях России со Средней Азией начинается качественно новый этап - становятся всё более регулярными и интенсивными контакты. Этот период интересен и тем, что на протяжении первых трех десятилетий ряд народов Средней Азии начинают искать покровительства России. В 1700 году к Петру I прибыл посланец хивинского хана Шанияза. Он привез грамоту, где правитель Хивы просил принять «его, со всем подвластным ему народом в подданство России». Грамота о подданстве была дана хивинцам 30 августа 1700 года (а в мае 1703 года была подтверждена новому хану, Араб-Магомеду, в грамоте на его имя).

Таким образом, Хивинское ханство, занимавшее территорию нынешних Хорезмской и части Бухарской областей Узбекистана, а также Каракалпакии и Ташаузской области Туркмении, более 300 лет назад добровольно вошло в состав России. Среди существовавших в то время трех крупных среднеазиатских государств: Бухарского, Кокандского и Хивинского ханств, последнее было самым малонаселенным и сравнительно слабым в экономическом и военном отношениях. Наиболее сильное из трех ханств – Бухарское - постоянно претендовало на политическую власть в Хиве и с большим или меньшим успехом диктовало хивинцам свою волю. Хивинский хан Шаниях здраво рассудил, что быть подданным мощной, но далекой России гораздо выгоднее, чем подчиняться Бухаре, граничащей с юга!

В 1713 году в Петербург прибывает туркменский посланец Ходжа Несеф, рассказавший, что река Амударья, впадающая ныне в Аральское море, раньше имела другое русло и впадала в Каспий в районе «Красных вод», т.е. Балханского залива, где ныне расположен город Красноводстк. Ходжа Несеф и находившийся в то время в России хивинский посол Ашурбек предложили построить в районе прежнего устья Амударьи крепость и торговый порт, а саму реку повернуть в старое русло, восстановив, таким образом, торговый путь в Индию.

29 мая 1714 года Петр I издает указ о снаряжении экспедиции в Хиву. Возглавить это «предприятие великое» назначен гвардии поручик Александр Бекович-Черкасский. Князь был родом из Кабарды и в мусульманстве звался Искандер-беком, но, поступив на русскую службу, он принял православие (его крестным отцом стал сам Петр I) , женился на дочери князя Голицына, воспитателя Петра I, и поэтому пользовался его милостью.

Князья Бековичи-Черкасские служили России с конца XVI века. В роду были известные военачальники, участвовавшие в войнах как на Кавказе с турками, так и на западных рубежах страны. В 1707 году Петр I отправил поручика Бековича-Черкасского на два года в Западную Европу «для изучения наук, особенно мореплавания». У всех возвращавшихся из заграничных «командировок» экзамены принимал сам Петр. В 1714 году Александр Бекович-Черкасский командируется Петром «для прииска устья Дарьи-реки» на Каспий. Отныне его жизнь, до самого ее трагического конца, связывается со Средней Азией.

В конце октября 1714 году флотилия из тридцати судов  вышла из Астрахани для исследования восточного, среднеазиатского побережья Каспийского моря. Под командой князя находилось десять морских офицеров, предназначенных «для снятия планов» местности. Впервые в истории была проведена инструментальная съемка береговой линии, определены пять якорных стоянок в этом таинственном заливе, сулившем, по мнению туркмен, неминуемую гибель любому мореплавателю. В районе Балханского залива, где ныне расположен город Туркменбаши (Красноводск) экспедиция обнаружила прежнее высохшее русло Амударьи (Узбой), что убедило Бековича-Черкасского и его спутников в том, что это и есть устье великой реки, перегороженной ныне плотиной.

Наконец, весной 1717 года из Астрахани, через полуостров Мангашлык, двинулся посольский караван, в состав которого помимо самого посла, вошли несколько десятков дворян из Астрахани и Казани, многие из которых имели татарское и калмыцкое происхождение, а также несколько переводчиков, проводников и 35 купцов с товарами на 5000 рублей золотом (по тем временам сумма огромная) для торговли с Индией. Посольство сопровождал внушительный военный эскорт из 2500 казаков и солдат, а также военных инженеров-строителей и моряков, которые должны были организовать навигацию по Амударье.

По-видимому, выбор для поездки в Хиву выпал на Бековича-Черкасского не случайно: царь Петр рассчитывал на его мусульманское происхождение, что должно было, якобы, облегчить контакт с хивинцами. Об этом говорит и то, что с послом в Хиву отправились и два его брата-мусульманина со своими 500 подданными-черкесами. Уже в походе, на подходе к границам Хивинского ханства, князь Бекович-Черкасский переоделся в роскошное азиатское платье и стал именовать себя Давлет-Гиреем («покорителем царств»). За восемь дней пути до Хивы Бекович-Черкасский послал в столицу ханства дворянина Керейтова в сопровождении сотни казаков с известием о подходе русского посольства. Реакция «подданных» была неадекватной – хан Шергази арестовал посланца и стал лихорадочно собирать войска.

Ничего не ведавший Бекович-Черкасский продолжал свой путь, но за 150 верст от Хивы, почти на берегу Амударьи, по посольству был нанесен удар 24-тысячного хивинского войска. Караван сбился в кучу, загородился повозками, составив так называемый «вагенбург», и стал обороняться. Бой с «подданными» продолжался по разным данным от двух до пяти дней. Видя, что с посольством силой не справиться, хивинцы начали переговоры, объяснив нападение… самоуправством мелких начальников и командиров, проявивших инициативу без распоряжения хана! «Стрелочника» даже казнили на виду у русского посольства! Не справившись с посольством в открытом бою, хивинцы решили ликвидировать его хитростью: хан, обещав, что «никакого зла не сделает», предложил расквартировать весь состав посольства в разных местах Хивы и ее окрестностям. Самому послу было предложено с небольшой свитой разместиться в Хиве. Бекович-Черкасский, которому было предписано действовать исключительно мирными средствами, согласился на предложение хивинцев разместить большую часть своей свиты в другом квартале города, «где им будет удобнее…»

На следующий день, во время аудиенции у хана, посол и двое его сопровождающих дворян были изрублены на глазах у хивинского владыки. Такая же участь постигла в тот день большинство участников посольства. Выставив на всеобщее обозрение у городских ворот отрубленные головы двух участников посольства, голову самого посла, хан, бахвалясь своей «грандиозной победой», отправил в Бухару. Узнав об этом, эмир Бухары, чьи купцы имели постоянные и давние связи с Россией, велел встретить посланцев по дороге и, выдворив их обратно, заявить, что «он не людоед, чтобы принимать такие подарки, и к такому бесчеловечному поступку приобщаться не желает».

Так трагически закончилась попытка первого крупного политического и экономического контакта России со среднеазиатскими государствами. Несмотря на трагическую судьбу посольства, идея развития самих отношений не была скомпрометирована и их необходимость получила еще большее подтверждение.

Виктор Дубовицкий, доктор исторических наук

Душанбе

ИнфоШОС

Голосов:
0

Комментариев: 0

Просмотров: 8235

Поделиться

Также по теме