Публикации

11.02.2012
Андрей Красноглазов
Эстония: старые и новые проблемы

Эстония: старые и новые проблемы

 Закон Эстонской Республики «О государственном языке» 1995 года закрепил за эстонским статус единственного государственного. Русский язык является иностранным, одним из языков национальных меньшинств. 

В конце восьмидесятых годов в эстонских школах началось сокращение количества уроков русского языка с последующим частичным или полным отказом от этого предмета. Ситуация изменилась лишь к 2000 году. В результате столь «дальновидной» языковой политики успело появиться целое поколение эстонцев, которое практически не владеет русским языком. Сегодня этим людям приходится учить русский язык дополнительно и самостоятельно.

В Прибалтике, и в Эстонии в частности, русский язык представлен в трех основных разновидностях: русский как родной или РКР (для русскоговорящих), русский как иностранный или РКИ (для коренных жителей), русский для детей соотечественников, обучающихся в национальных школах или РДС. Каждое их этих направлений важно по-своему. В последнее время проявилась новая тенденция – русский язык как язык общения стран СНГ. Сюда относятся иностранцы, которые изучают русский язык, т.к. едут из Эстонии по делам бизнеса, скажем, в Казахстан или Молдову.

По данным Министерства образования и науки Эстонии, еще в 2002 году русский язык как иностранный обогнал по популярности немецкий и французский, уступив первенство лишь английскому. Такая ситуация сохраняется и сейчас. В эстонских школах русский язык в качестве иностранного языка изучают более 70% школьников из них примерно 8% в качестве первого иностранного, остальные в качестве второго.

Основные причины интереса к русскому языку у коренных жителей Эстонии и иностранцев, прежде всего, прагматические. Практически любой из работодателей требует обязательного знания русского языка. Это легко понять, если учесть, что, например, в Таллине живет примерно 40% людей, говорящих на русском языке, которые являются активными потребителями товаров и услуг. К этому можно добавить необходимость обслуживания огромного количества российских туристов.

Статистика Таллинского Института Пушкина показывает, что русский как иностранный учат все социальные категории эстонских граждан, от продавца «Макдоналдса», до чиновника министерства. Часто язык учат целыми фирмами. Мотивация при этом самая различная: от «хочу читать книги на русском языке, т.к. на русский сразу переводят все самое лучшее западное, да и сами русские пишут отличную научную литературу», до «хочу понимать, над чем смеются русские».

Русский язык востребован как язык делового общения и межкультурной коммуникации. Он изучается как язык бизнеса, язык клиента, язык для получения информации и профессиональных знаний  и гораздо меньше, как язык познания культуры и литературы. Мысль о том, что Толстой, Достоевский и Чехов побуждают иностранца учить «великий и могучий» уже не актуальна. Возможность получения работы – вот настоящая мотивация, и чем экономически мощнее страна языка, тем больше мотивация у учащихся к его изучению. При этом не важен документ удостоверяющий знание, важно само знание. Так, практически никто из слушателей языковых курсов Таллинского Института Пушкина не желает сдать экзамен и получить сертификат государственного образца РФ (TORFL). Смещение акцентов из политической сферы в сторону прагматики является однозначно позитивной тенденцией в позициях русского языка как иностранного. За последние годы в Эстонии выросло поколение русских, знающих эстонский язык, и эстонцев, не знающих русский, которые, кстати, сами от этого страдают. Очевидно, что в сложившихся условиях русская молодежь становится более конкурентоспособной именно в силу своей мультилингвальности. Стала очевидна банальная истина: любой язык это богатство, и чем больше языков знаешь, тем ты богаче. А русский язык это путь к успешной карьере не только в Эстонии, но и в Европе. В этой связи примечательно высказывание «тяжеловеса» эстонской политики, бывшего премьер-министра, а ныне мэра Таллина Эдгара Сависаара. По его словам, молодые эстонцы потеряли свои преимущества на рынке труда: «Большинство русских молодых людей смогли выучить эстонский язык, и теперь они знают и русский, и эстонский».

По-прежнему болевой точкой остаются русскоязычные дети в эстонских школах. Родители все чаще стали отправлять детей в школы, где язык обучения исключительно эстонский. В последнее время это приняло массовый характер. Обычно такие ребята подчас, не умеют писать и читать на родном языке (особенно рукописный текст), не знают родной истории, культуры.  Родители не видят нависшей опасности, осознается проблема, обычно, к 6-му классу, когда ребенок, вместе со своими эстонскими сверстниками, начинает изучать… русский алфавит, а учитель, чтобы не мешали, отпускает их с уроков.

Работа с таким ребятами должна быть построена профессионально и системно. Необходимо создание Русских частных школ, Школ дополнительного образования, Школ выходного дня, в которых дети соотечественников смогут изучать родной язык, историю и культуру. Также необходимо создание специальной учебно-методической литературы для этой категории учащихся. Полагаем, что решению вопроса поможет и заявленная недавно Россотрудничеством программа «Русская школа за рубежом».

Возможности обучения прибалтов в России

Сегодня в России успешным направлением развития экспорта образования является сотрудничество с государствами – участниками СНГ. С рядом стран заключены специальные международные договоры о признании их документов об образовании государственного образца. К сожалению, существенно иная ситуация, можно сказать, прямо противоположная, в образовательных контактах сложилась с республиками Прибалтики. Так, например, в настоящее время между Россией и Эстонией отсутствует межгосударственный договор по образованию. А еще в 2004 году Правительство Эстонии приняло решение о прекращении в одностороннем порядке действия эстонско-российского соглашения о взаимном признании и эквивалентности документов об образовании и ученых степенях (1998 год). Объяснением было то, что односторонняя денонсация соглашения вызвана необходимостью уравнивания принципа признания дипломов и ученых степеней с принципами образовательного пространства Евросоюза и регуляцией международных документов. Сейчас нормативным документом в этой сфере является Лиссабонская конвенция (Конвенция о признании квалификаций, относящихся к высшему образованию в европейском регионе) от 1997 года.

Для «прибалтов» (и не только) существуют специальные программы поддержки соотечественников, проживающих за рубежом. В рамках этих программ ежегодно Эстонии предоставляется более 80 мест для поступления на бюджетные места российских вузов. Перечень вузов, так же как и специальностей, самый пестрый. В первую очередь, это территориально близкие вузы, такие как Санкт-Петербургский государственный инженерно-экономический университет, Российский государственный университет им. И. Канта (г. Калининград), Псковский государственный педагогический университет, Новгородский государственный университет, также представлены высшие учебные заведения Москвы, Твери, Петрозаводска и даже Казани.

Особенностью данной программы является то, что обучение совершенно бесплатно, более того, с возможностью проживания в студенческих общежитиях по расценкам для граждан России. Гражданство тоже значения не имеет. Это может быть гражданин России, постоянно проживающий за рубежом, лицо без гражданства (особенно характерно для Эстонии и Латвии) или  иностранец, т.е. обладатель национального паспорта Латвии, Литвы или Эстонии.

Еще одной изюминой программы является то, что ребята принимаются без вступительных экзаменов. И хотя в условиях и оговорено, что вуз оставляет за собой право проводить вступительные испытания, на практике это, как правило, не применяется. Исключение составляют творческие профессии (актеры, художники, музыканты и т.п.), при поступлении на которые необходимо пройти творческий конкурс в том вузе, в который претендент подает документы.

Как показывает практика Таллинского Института Пушкина, координатора этой программы в Эстонии, 100% мест никогда не выбирается. Кто-то отказывается в последний момент, кто-то не попал на желаемое место. В первую очередь заполняются места географически приближенные к региону проживания абитуриента. Санкт-Петербург и Ленинградская область, Псковская область, Калининградская область, Новгородская область и др. Выбор специальности имеет второстепенное значение. Поэтому не удивительно, что в Санкт-Петербург желающих поехать учиться больше, чем в Москву, что лишний раз подчеркивает именно территориальное предпочтение. В Казань, например, несмотря на авторитетность Казанского университета в прошлом году не поехал никто. Далеко. Поэтому в прошлом году Посольство России в Эстонии обратилось в Министерство образования и науки РФ с просьбой выделять места для обучения соотечественников именно в географически приближенных регионах. Словом, практически каждый может найти для себя желаемое место. А если этого не происходит, то, по рекомендации Координационных советов соотечественников на местах, есть возможность запросить через Посольство России дополнительные места по тем или иным специальностям.

Образовательные предпочтения эстонских абитуриентов распределяются следующим образом. Согласно статистике Министерства науки и образования (2008г), учиться за пределами Эстонии планируют 10% эстонских абитуриентов. При этом из каждых 10 уезжающих учиться за рубеж лишь 2 планируют поехать в Россию. «Мы знаем, что все большее число ребят хотят попасть в Великобританию, и это количество растет все время. В 2004 году только 20 студентов училось в Великобритании, а сейчас уже 560», – рассказывает руководитель проектов Британского совета в Эстонии Урсула Роосмаа. При этом, по ее словам, самый большой процент среди ребят неэстонской национальности.

Из сказанного следует, что пока основная масса ребят не планирует продолжение своего образования в России. Возможно, им не хватает информации о своей исторической Родине, ведь многие из них никогда не были в России. Возможно, российские вузы недостаточно презентуют и рекламируют себя в Прибалтике и Эстонии в частности. А потому, если мы хотим, чтобы русскоязычные абитуриенты лучше понимали и ценили российское образование, то необходимо проводить планомерную и системную работу по представлению плюсов получения образования в России, как это ежегодно делает, например, Британский совет. Проводить регулярные выставки российского образования, инфодни по обучению в России. Как позитивное явление последнего времени в этом вопросе следует отметить работу Фонда «Русский мир», который с момента своего рождения в России обратил на Эстонию свое пристальное и благотворное внимание.

 Андрей Красноглазов,

доктор философских наук,  профессор,

руководитель Таллинского Института Пушкина (Эстония).

Голосов:
2

Комментариев: 0

Просмотров: 9364

Поделиться

Новости

13.08.2019 //13:54
Владимир Путин утвердил состав Совета при Президенте по русскому языку
06.08.2019 //15:05
В Россотрудничестве заявили о необходимости четкой координации работы по продвижению русского языка за рубежом
15.07.2019 //10:27
Сергей Нарышкин заявил о важности продвижения русского языка за рубежом
27.05.2019 //14:45
В Греции проходит Международная конференция по вопросам преподавания русского языка
21.12.2018 //12:54
Центр сертификации русского языка как иностранного откроется в 2019 в Брюсселе
04.07.2018 //16:11
Президент Латвии одобрил запрет на русский язык в частных вузах
03.07.2018 //14:55
Парламент Гагаузии принял декларацию в защиту русского языка
22.06.2018 //15:03
Латвийские депутаты запретили обучение на русском языке в частных вузах страны
05.06.2018 //21:43
В Ялте обсудили вопросы продвижения русского языка за рубежом
30.05.2018 //13:17
Американский дипломат отметил важность изучения русского языка для взаимопонимания

Все новости

Также по теме