Публикации

26.09.2013
Валерий Мошев

«В Дании я поняла, какие всё-таки необыкновенные люди в России!»

 Как песня про Стеньку Разина стала датской, почему многие российские проблемы становятся понятней за рубежом и к чему нужно готовиться, если ты решил уехать за границу или, наоборот, вернуться в Россию рассказала Лора Нильсен из Дании.

«В Дании я поняла, какие всё-таки необыкновенные люди в России!»

Причину, по которой Лора Нильсен не живет в России, сама Лора не считает себя эмигранткой, можно было бы назвать банальной в силу ее распространенности, если бы не одно «но»… Имя этой причине – любовь. Лора, долго жившая в Эстонии и Латвии, однажды переехала в Петербург, но, повстречав любимого человека, снова отправилась в дорогу – на родину мужа.

– Лора, когда мы познакомились с Вами, меня удивило почти полное «географическое» сходство наших судеб. Мы оба жили в Эстонии, на одних и тех же островах, долго жили в Риге, потом в Петербурге. Меж тем, Вы нашли свою любовь и счастье в Дании и отвечаете на мои вопросы из Копенгагена. Расскажите, пожалуйста, как произошли такие перемены в Вашей жизни?

- Да, вы правы, переезд в другую страну действительно можно назвать судьбоносным. Но «шагать» до этого момента пришлось, как вы сказали, через Латвию, Эстонию, Питер ...Фактически половину жизни. Честно говоря, сама от себя не ожидала, что смогу решиться на такие глобальные изменения в моей судьбе.

Это произошло семь лет тому назад. На тот момент я жила одна, у меня была хорошая работа, много друзей и один из самых красивых городов мира вокруг меня – Петербург. Что еще можно желать? Конечно, очень хотелось иметь нормальную полноценную семью, но я как-то не связывала эти мечты с возможностью куда-либо переехать, тем более на Запад. Но как-то раз я была по работе на конференции в Финляндии и там познакомилась с симпатичным датчанином. Мы понравились друг другу, стали переписываться, созваниваться, ездить друг к другу в гости. Как ни странно, я не ощущала никакого барьера в общении. Даже основной инструмент коммуникации – язык - и тот не доставлял никаких хлопот. Мы говорили на английском, отлично понимая друг друга, и даже шутили, что обычно очень трудно делать на чужом языке.

Конечно, я замечала во многих ситуациях разницу в менталитете, в реакции на одни и те же вещи. Но на тот момент я была уже взрослым человеком, а не девушкой на выданье. Поэтому мне не составляло труда находить компромиссы, к обоюдному удовольствию. Он это оценил. Очень скоро мне стало абсолютно ясно, что именно с этим человеком я впервые в жизни могу вести себя естественно и непринужденно, могу быть сама собой, смеяться, когда хочу, и грустить, не пряча слез. Он всё понимал и поддерживал меня. А через три года, когда я была уже знакома со всей его семьёй, мы решили пожениться. Свадьба была сначала в Петербурге, а потом в Дании. Вот так я и оказалась на родине Андерсена.

- Вы гражданка России, живете в Дании по туристической визе, хотя Ваш супруг - датчанин. Вы сознательно не обрываете нити, связывающие Вас с Родиной?

- Я хотела бы уточнить одну деталь относительно визы. Гражданин России может находиться долгое время на территории другой страны только при наличии вида на жительство. Поскольку я жена гражданина Дании, то я, соответственно, имею вид на жительство в этой стране. А вот паспорт у меня действительно такой же, как у любого россиянина, который путешествует по миру. Отвечая на ваш вопрос о «нитях», я могу ответить положительно – да, я сознательно сохраняю все возможные связи с Россией.

Помните, как было в песне у Высоцкого: «Но мне хочется верить, что сжигать корабли скоро выйдет из моды». Так вот эти времена уже настали. Это раньше люди уезжали навсегда, обрывая все связи, потому что знали определенно – назад дороги нет, и им никогда не позволено будет приехать в Россию. К счастью, мы дожили до тех времен, когда можно оставаться гражданином России и пробовать себя профессионально или строить личные отношения в любой другой стране мира. Я предполагаю логичный вопрос: а почему не реализовать себя на Родине? Тут по-разному складывается. Судьбы у людей разные, и характеры, и ожидания от жизни, и мечты и многое другое. Не буду строить предположения относительно тех, кто уезжает работать в зарубежье, а вот что касается личной жизни, то у меня есть свой собственный опыт. У меня не получилось найти пару в Питере. Зато получилось в Дании. Ну что ж, никакой проблемы в наше время в этом нет. Я по-прежнему могу быть вместе со своей семьёй в Москве в любое время, когда захочу и сколько захочу. А в Питере живут все мои друзья, с которыми мы прошли немало трудных дорог, начиная с 90-х. Поэтому никакого переезда «навсегда» и быть не может. Конечно, здесь в Дании у меня сложился большой круг общения, появились новые знакомые и родственники, но настоящие друзья остаются в России. А это и есть самые прочные нити, связывающие с Родиной.

– Легко ли быть иностранкой в Дании? Русской, с российским гражданством, жить постоянно за границей, насколько это сложно? Не вынуждает ли жизнь определиться и поменять, если не Родину, так хотя бы паспорт?

- Быть иностранцем вообще нелегко в любой стране. Но в Дании очень толерантно относятся к иностранным гражданам, практически не делая разницы между «своими» и «чужими». А если при этом еще иностранец пытается максимально хорошо выучить датский язык и использовать его в общении, то датчане относятся к таким людям с большим уважением. Возможно, мне было немного легче, чем другим россиянам (украинцам, белорусам) ассимилироваться в датском обществе и датской культуре, поскольку мой менталитет сформировался в Латвии, и не просто в Латвии, а в маленьком приморском городке, где почти не было русских.

Меня с детства окружала латышская национальная культура, язык, архитектура, образ жизни. И всё это очень сильно перекликается со скандинавскими национальными традициями. Даже многие национальные датские и латышские блюда очень похожи. Так что я не почувствовала себя в Дании совсем уж чужой. Конечно, в любой стране главным является язык, который и есть основное связующее звено между местным населением и иностранцами. Язык – это пропуск в нормальную жизнь, когда ты не чувствуешь себя туристом в стране. Насколько я успела заметить, все иностранцы в Дании прилагают максимум усилий, чтобы овладеть языком. Он очень сложный в произношении, особенно для славянских народов, но жизнь заставляет сидеть за учебниками, никуда не денешься. Я говорю сейчас без особых проблем, но продолжаю заниматься. А что касается какой-то особой сложности постоянного проживания за границей, то меня эта проблема пока не коснулась «по полной программе». Обо мне можно скорее сказать, что я подолгу пребываю в Дании, но я не живу здесь постоянно. Тем более, что у меня нет пока этого статуса постоянного жителя. Я здесь только четыре года и этого недостаточно согласно датским законам.

– Я несколько раз бывал в Дании, эта страна показалась мне милой, уютной, очень комфортабельной для житья, но вместе с тем, прожив как-то пару недель в провинциальном портовом датском городке, я поймал себя на мысли, что мне нестерпимо скучно и кажется, что со времен Гамлета здесь больше ничего не происходит и вряд ли, может быть, произойдет. Кроме супруга, что-то уже привязало Вас к Дании? Насколько близкой стала для Вас эта страна? Не как родина Вашего супруга, а сама по себе? Дания Вам уже близка и так же интересна, как Россия?

- Сразу вспоминается традиционный миф о старушке Европе, в которой тихо и жутко скучно. Поверьте, это совсем не так. Лично у нас с мужем не хватает времени, чтобы успеть на все мероприятия, которые нам интересны. Здесь масса всевозможных фестивалей и праздников: фольклорной песни и танца, национальной живописи, рок-музыки, праздник рыбака, праздник лета, фестиваль черешни (представьте себе!), День селедки и много всего разного. Кстати, селедочный день – это наш любимый праздник. В течение лета он проводится много раз в разных приморских городках. В большом павильоне накрываются столы, играет джаз-оркестр, и на ваш выбор представлены минимум двадцать сортов селедки разного посола и под разным соусом. Есть даже под «хреновым» соусом. Подается черный хлеб, лук и масло. И всё это бесплатно. Ешь сколько хочешь, танцуй под музыку и просаливайся на весь год вперед. А в прошлом году мы даже съездили в немецкий Киль, чтобы посмотреть их знаменитый сырный фестиваль. Сейчас у нас в плане поехать на большой Праздник урожая в Швецию. Благо здесь паром идет 20 минут до Мальмё.

Летом в Копенгагене был традиционный джазовый фестиваль, когда во всех парках, на улицах и площадях стояли эстрады и играла музыка. Люди танцевали прямо под открытым небом. И такой же оперный фестиваль, когда классическая музыка звучала на старинных улочках города. Датчане очень общительны, любят вместе петь и веселиться. Вот это мне очень близко и нравится. Мне кажется, что вот эта любовь к праздникам и фестивалям, которые можно вместе отмечать на улицах города, роднит датчан и россиян.

Лично для меня Дания интересна как страна, которая исторически всегда была связана с Россией в разные периоды. Еще в летописях 11 века есть упоминания о морских связях Новгорода и Дании. Мы вместе с Данией воевали против Швеции в Северной войне и даже у Ивана Грозного был на службе «свой» датский адмирал. А наша императрица Мария Федоровна – это датская принцесса Дагмар. И что уж окончательно роднит Россию и Данию, так это то, что у нас тоже был свой принц датский! Царь Николай Второй – по рождению настоящий датский принц.

Ну и куда уж без Андерсена? Практически все советские дети выросли на его сказках и замечательных мультфильмах об Оле Лукойе. Даже Эльдар Рязанов заинтересовался судьбой великого сказочника и сделал большой исторический фильм о нем «Жизнь без любви». А наша народная песня «Стенька Разин»! Оказывается, это и датская народная песня. Они её своей считают и про нас ничего не знают. Так что мне очень интересно, живя в Дании, находить какую-либо схожесть культуры и истории между нашими странами.

- Из чего состоит Ваша жизнь сейчас? Работа, увлечения, хозяйственные заботы? Мысли о будущем или о прошлом, что определяет настоящее Лоры Нильсен в Дании?

- Сейчас моя жизнь в основном состоит из семейных забот и маленьких хобби. Мы живем в собственном доме недалеко от моря, поэтому работы по дому и в саду всегда хватает. У кого есть дом или дача, легко меня поймёт. У моего мужа большая семья, как, впрочем, у большинства датчан. И родственные связи играют здесь огромное значение в повседневной жизни. Мы очень часто ходим на разные семейные мероприятия, на обеды, на дружеские посиделки с пивом и рыбкой, ездим к родственникам на другие острова Дании, очень часто сидим с чьими-то собаками или детьми. И даже живем в усадьбе и смотрим за лошадьми. Также мы много ездим по стране вдвоем с мужем. Практически на каждые выходные у нас есть план, куда поехать и что посмотреть. Поскольку страна очень маленькая, то мы успеваем за день добраться в любой уголок, чтобы посмотреть старинный замок или природный заповедник. Здесь очень много диких животных, которые живут по соседству с людьми, и мы специально ездим в такие места, где можно увидеть оленей, лисиц, зайцев, фазанов в их естественных условиях. Мы занимаемся любительской фотоохотой и делаем альбомы о животных. А я еще делаю различные фотоальбомы о Дании – архитектурные памятники, парки, маяки, природа, Балтийское море. Моя семья в Москве и мои друзья постоянно ждут от меня новых фотографий о жизни в Дании. А еще я занимаюсь своим ручным «творчеством». Мастерю всякие поделки из лесных даров, делаю композиции из листьев, моха и шишек. Люблю очень сделать что-нибудь из старого дерева, выброшенного на берег волной. Ну а вечерами у нас семейный просмотр телевидения и общение с друзьями в Интернете. Вы спросили о моих мыслях. Ну что вам сказать? Думая о прошлом, я жалею, что столько много лет пришлось ждать, пока я встретила человека, с которым мне по-настоящему хорошо. А думая о будущем, я прошу у Бога только одного – подольше пожить вместе. Мы ведь уже немолоды.

- Я заметил, что Вам очень и очень небезразлична Россия и все, что у нас происходит. Почему? Ведь, несмотря на географическую близость между Россией и Данией и нынешнюю свободу передвижений, казалось бы, – это совершенно разные миры, как Земля и Венера…

- Да, вы абсолютно правы – у меня такой же интерес к событиям в России, как и у любого другого гражданина страны. А иначе и быть не может. У меня семья в Москве, близкие друзья в Питере и в других городах, и мне совсем не безразлично, как складывается их жизнь под влиянием всего, что происходит в стране. Кроме всего прочего, все новые законы, указы, правила, все решения федеральных и местных властей, даже цены и тарифы - всё это касается напрямую и меня. И потом, как я уже сказала, никто никуда «навсегда» не уехал. Россия присутствует в моей повседневной жизни точно так же, как это и было раньше. Разница только в том, что мне не надо каждый день садиться в трамвай или метро и ехать куда-то. Я немного шучу, конечно, но где-то примерно так. Я смотрю российское телевидение, все новостные и информационные каналы, публицистические и развлекательные программы, я разговариваю с друзьями по скайпу, а с семьёй так вообще каждый день. Я даже многие покупки продолжаю делать в России, потому что мне привычнее вкус нашего шоколада и печенья. Вафли я тоже покупаю в России. А халва! Какая халва в Москве, во рту тает! Я уж не говорю о нашем крепком национальном напитке, который хорош только в оригинальном российском розливе. А всякие там «Смирнофф» я не признаю. Да я даже домашние тапочки покупаю в Москве или Питере. Они мне уютнее. А насчет разных миров... Я бы не стала проводить такую четкую границу. Это когда-то Запад был для нас как другая планета. Но ведь и Россия на месте не стояла, всё развивалось и совершенствовалось. Вон сейчас тоже вводят повсеместно компьютерную обработку документов, единые базы данных. Я уж не говорю об индустрии туризма, развлечений, моды, ресторанного бизнеса. Практически всё, как в странах Европы. Да много чего появилось за последние десятилетия. Так что близость стран не только географическая.

– Теперь ведь и Эстония с Латвией тоже давно заграница, не говоря уж о Дании, – Вы прожили за границей столько лет, открылось ли Вам что-то новое в России? «Лицом к лицу – лица не увидать. Большое видится на расстояньи». Что Вам открылось в России, благодаря возможности посмотреть на нее со стороны?

- Вы просто предугадали мои мысли! Я хотела сказать именно о «большом». Я имею в виду нашу огромную страну. Пока находишься в России, об этом просто не думаешь. Ты живешь в большой стране и совершенно не задумываешься о том, какими усилиями и какой ценой приходится поддерживать нормальную жизнедеятельность одной шестой суши на приемлемом уровне. А вот когда внезапно попадаешь в маленькую европейскую страну, население которой меньше, чем в Санкт-Петербурге, и читаешь в газетах о том, как из-за легкого утреннего снежка встали все пригородные поезда... Или о том, что для нормального транспортного сообщения не хватает двух(!) автобусов… Не двести, не двадцать, а два автобуса могут решить проблему! Вот тогда начинаешь понимать, что значит управлять такой махиной, как Россия. Да у нас не один президент должен быть, а двадцать! Прямо так и назвать: Совет президентов. Честное слово, глядя на Россию из маленькой Дании, я вообще не понимаю, как люди в России справляются со всеми нашими бескрайними просторами, лесами, полями, индустрией и пр. Наверное, потому столько много разных проблем, что держать в абсолютном порядке такую огромную страну чрезвычайно трудно. Объективно трудно. И в связи с этим, начинаешь понимать, какие всё-таки необыкновенные люди в России. Это самое главное достояние страны. Недавно по датскому ТВ показывали цикл документальных фильмов о путешествии датских журналистов через всю Россию с востока на запад. Многое, конечно, было удивительно и необычно для датчан, но самый большой акцент корреспонденты сделали именно на людях. Радушие, гостеприимство, открытость, доверие, стремление помочь, бескорыстие – всё это восхитило датчан и они рассказывали в своих репортажах, что русские – это удивительно добрый и прекрасный народ. А сколько восторженных слов было сказано о русском хлебосольстве! Датчан просто поразило, какие столы накрывали им в Сибири, на Урале, на Волге обычные деревенские люди. Я смотрела на моих соотечественников глазами иностранных корреспондентов, находясь вдали от России, и меня наполняло чувство гордости и радости. Это самое важное из того, что тебе открывается, когда ты живешь в другой стране.

– Очень интересно, что думает о России Ваш супруг, его друзья и вообще знакомые Вам датчане.

- К сожалению, здесь не так много информации о России. Иногда по нескольку недель Россия вообще не упоминается в теленовостях. А если и проходит какая-то информация, то это сухие факты по результатам официальных встреч. Иногда по государственным каналам показывают документально-исторические фильмы о России, начиная от царских времен и до перестройки. Датчане очень любят документальные и публицистические передачи, поэтому я неоднократно слышала, как друзья и родственники мужа обсуждали показанные накануне фильмы о России. У нас в семье есть свой «засланный казачок». Племянник мужа работает в Москве, поэтому вся наша большая семья, а это 35 человек, прекрасно осведомлены о жизни в России из первых рук, так сказать. Я могу сказать так: кому интересно, и кто хочет что-то знать о великом соседе, тот, безусловно, находит и отслеживает всю информацию. Я много рассказываю моим родственникам и знакомым о Великой Отечественной. Вот это им действительно интересно. Они ведь в школе не изучают нашу историю так же подробно, как мы. А вообще датчане больше интересуются делами в своей собственной стране, их в первую очередь заботит, что происходит в Дании и как это может отразиться на их жизни. Но если я нахожусь где-то в компании друзей и родственников, то меня непременно расспрашивают о России. Как правило, это вопросы о национальных традициях и пристрастиях в еде. Датчане очень ценят хорошую кухню, поэтому рецепт борща каждый раз уходит на «ура»!

– Лора, что Вы хотели бы пожелать тем, кто покидает Родину навсегда и тем, кто напротив, стремится всеми силами в Россию вернуться?

- Ну, сейчас уже никто не уезжает навсегда, это совсем не обязательно. У меня очень много друзей-россиян, живущих в разных странах. И никто из них даже не помышляет о том, чтобы прервать связь с Россией. У всех есть семейные узы, друзья, бизнес, даже дачи. Так что речь может идти скорее о решении поехать в другую страну работать или строить семью, как я. И тем, и тем я бы пожелала изучить сначала интеграционный закон и семейное право той страны, куда они намереваются ехать, чтобы потом не тратить всё заработанное на адвокатов и не делить детей через международный суд. А тем, кто хочет вернуться в Россию, наверняка уже прошли немало трудных дорог и хорошо поняли, что возвращение на Родину будет для них благом.

- И последний вопрос: о чем мечтает Лора Нильсен? Что еще не сбылось в Вашей жизни после того, как было найдено главное – любовь?

- Какие-либо материальные блага не входят в список моих мечтаний. А вот путешествия – это действительно то, о чем мы вместе с мужем постоянно говорим, строим планы, читаем о разных странах, смотрим ТВ-каналы для путешественников. Так сказать, прокладываем маршруты будущих приключений. Муж обещает показать мне Австралию. Будем верить и ждать!

Голосов:
6

Комментариев: 0

Просмотров: 5056

Поделиться

Также по теме