Публикации

22.10.2013
Михаил Петрушков
Всемирная тематическая конференция  «Соотечественники и их вклад в мировую культуру»: ожидаемые результаты, надежды, чаяния

Всемирная тематическая конференция «Соотечественники и их вклад в мировую культуру»: ожидаемые результаты, надежды, чаяния

Эмиграция в истории человечества явление не новое. Масштабные события внутренней и внешнеполитической истории цивилизационного характера всегда сопровождаются миграционными и эмиграционными процессами. Например, открытие Америки было связано с мощной эмиграцией в страны Нового Света европейцев из Великобритании, Испании, Португалии и других стран; колониальные войны XVIII-XX веков сопровождались переселением англичан, французов в Северную Америку. Французская революция XVIII века, казнь Людовика XVI вызвали аристократическую эмиграцию из Франции.

Эмиграция – всегда конкретно-историческое явление, окрашенное породившей ее эпохой, зависимое от социального состава эмигрантов, соответственно – от их образа мыслей, условий, принявших эту эмиграцию, и от характера соприкосновения с местной средой.[1]

Мотивы эмиграции различны – от желания улучшить свое материальное положение до политической непримиримости с господствующей властью.

В силу этих особенностей та или иная эмигрантская общность или диаспора приобретает свои индивидуальные черты, характерные для нее. Одновременно с этим сама природа эмиграции, ее сущность определяет общие особенности, свойственные феномену эмиграции.

Важной общей особенностью эмиграции разных времен, проявленной также по-разному, является сам факт культурного взаимодействия, интеграция историко-культурных процессов, присущих отдельным народам и странам. Соприкосновение с другой культурой, с другой ментальностью и образом мышления накладывает отпечаток на взаимодействующие стороны – на культуру эмигрантов и на культуру страны, где они осели.

Анализируя состояние и достижения русскоязычного зарубежья в XX веке, следует отметить, что, несмотря на то, что роль его не только в истории России, но и во всей мировой истории, в развитии мировой культуры, философии, искусства, науки и в фундаментальных достижениях человечества всячески принижается западными авторами, не смотря на то, что вклад в копилку человеческих знаний всячески замалчивается, русскоязычное зарубежье внесло и продолжает вносить огромный вклад в развитие человечества. 

Так, усилиями русских эмигрантов за рубежом была создана выдающаяся ветвь нашей отечественной культуры, охватившая многие направления человеческой деятельности (литература, искусство, наука, философия, образование) и обогатившая европейскую и всю мировую цивилизацию. Несмотря на все неблагоприятные обстоятельства, наши зарубежные соотечественники удостоились Нобелевских премий: Иван Бунин  по литературе в 1933 г., И.Р.Пригожин в 1977 г. по химии; С.С.Кузнец в 1971 г. и В.В.Леонтьев в 1973 г. - по экономике.

Интенсивнейшее проникновение русского языка в научную, литературную, обиходную и иные области в странах, где после Октябрьской революции сформировалось и набрало вес русскоязычное зарубежье, наглядно можно проследить по статистике. Так, например, уже в 1930-е гг. за пределами России выпускалось 1005 наименований газет и журналов, в которых публиковали свои произведения эмигранты всех поколений, размышлявшие о судьбах и будущем России, а в Германии до войны на русском языке издавалось литературы больше, чем на немецком. 

В 20-30 годах нашими соотечественниками за рубежом было издано 7038 названий заметных в научном отношении исследовательских работ.  

Именно русскоязычному зарубежью принадлежит заслуга распространения русского языка в мире, благодаря чему до сих пор русский язык является «языком международного общения».

История возникновения русскоязычного зарубежья уходит корнями далеко в глубь веков. Российское государство было издавна вовлечено в историю мировых миграций, и представители Русского этноса исторически были весьма мобильны и легко приспосабливались ко всем природно-климатическим условиям. Более того, можно уверено заявить, что стремление к миграции, обусловленное высоким уровнем пассионарности русского этноса (согласно теории Гумилева), является национальной чертой, с чем и связана наличие огромной территории Российской Империи, заметно уменьшившейся в послереволюционный период. Так, еще задолго до эпохи Великих открытий именно русские, опередив на несколько столетий Колумба, не только открыли, но и заселили Северную Америку (Аляску).

До XIX века русская миграция, за небольшим исключением, существовала в виде вынужденного бегства за рубеж по политическим (князь Курбский) и религиозным (так, в 1685 году, старообрядцы, не принявшие церковную реформу, скрылись не в лесах, а бежали в Австрию, Венгрию, Румынию и Восточную Пруссию, а также в мусульманскую Османскую империю) мотивам. Характер ее был либо добровольный (освоение Урала, Сибири, Аляски), либо представлял из себя «бегство» крестьян от своих помещиков (например, за Дон, к казакам). Процесс же экономических миграций, столь характерный для стран Центральной и Западной Европы и вызванный излишками трудовых ресурсов и малоземельем, практически не затрагивал Россию до второй половины XIX в.

Имеются свидетельства XVI-XVIII вв., содержащие сведения о русских переселенцах в «дальние земли» и «заморские страны», в том числе в Америку, Китай, Африку, но подобные миграции, будучи очень незначительными по численности, вызывались зачастую не экономическими причинами: одни «чувствовали зов дальних морей», другие бежали от злосчастия, ища на чужбине покоя или успехов.

Процесс формирования одного из величайших феноменов  в мировой истории - русскоязычного зарубежья, как беспрецедентного  явления в истории мировых переселений народов и этносов, сопровождающего всю историю нашей Родины с древних времен и до сегодняшнего дня, причем не столько из-за многочисленности, сколько из-за масштабности и исторической роли в судьбах мира, начался с репрессий декабристов и сочувствующих им дворян, находился под влиянием и обуславливался «волнами эмиграции», которые, подобно барометру, отражали все исторические процессы, переживаемые Россией в XIX-XX веках.

Условно можно выделить восемь волн эмиграции из России, каждая из которых не только наложила свой отпечаток, но и порой оставила свой, весьма индивидуальный незаживающий след на характере русскоязычного зарубежья - одного из самых действенных и мощных механизмов продвижения русского языка, русской культуры и русскоязычной цивилизации в мировом масштабе, являющегося залогом обеспечения национальной безопасности России и фактором успешной реализации ее национальных интересов в различных регионах планеты в условиях набирающих силу процессов глобализации и трансформации угроз современного  мира. 

Данный феномен и его роль в противодействии негативным последствиям глобализации изучается многими российскими (Шалаев В.П.,  И.А. Василенко, В.И. Коваленко, А.И. Костин, М.М. Лебедева, А.С. Панарин, А.И. Соловьев, Д.М. Фельдман, П.А. Цыганков)[2] и зарубежными философами (З. Бжезинский, Р. Кеохейн, Д. Кортен, Дж. Най, Дж. Робинсон, Дж. Розенау, Р. Салли),[3] в работах которых выявлены набирающие силу процессы трансформации основных угроз и вызовов институту государства как таковому. И интерес к исследованию феномена русскоязычного зарубежья с каждым годом растет в геометрической прогрессии, ведь уже сегодня можно с уверенностью констатировать, что начало XXI столетия вошло в историю человечества как период кардинальных трансформаций в важнейших сферах жизни общества, включая сферу мировой политики и международных отношений.

Наиболее существенные из этих изменений связаны с выходом на арену политической борьбы и активным включением в политические отношения и процессы разного уровня и динамики целого спектра новых сил и структур, не только превращающихся в полноправных субъектов внутренней и внешней политики, но и бросающих вызов традиционным институтам - государству, международным организациям и т.д. Формируемая в таких условиях повестка дня все чаще начинает включать в себя вопросы, связанные с пересмотром установленных ранее и поддерживавшихся в течение довольно длительного периода времени норм, правил, алгоритмов, технологий субъект-субъектного и субъект-объектного взаимодействия.[4]

Более того, весьма справедливой представляется констатация многими исследователями уже начавшегося процесса переформатирования структуры мира политического, в котором государство как политический институт утрачивает монополию на абсолютное лидерство и вынуждено при формировании и реализации своего внутри- и внешнеполитического курса все в большей степени обращать внимание, считаться с интересами и/или идти на далеко не всегда желаемое взаимодействие с новыми акторами -разнообразными не-, вне- и надгосударственными структурами, образованными на основе социально-экономических, культурно-исторических, этноконфессиональных и т.п. связей, интересов, сетей.[5]

При этом особую структурообразующую роль при возникновении новых субъектов политики все чаще начинают играть факторы этнополитического и политико-культурного свойства, так или иначе являющиеся следствием противоречий между основными тенденциями планетарного развития - с одной стороны, глобализацией и универсализацией, влекущими за собой, помимо прочего, усиление взаимосвязанности и взаимозависимости мира, превращение его в единое целое, с другой стороны, регионализацией и «этноренессансом», стремлением территориальных и локальных сообществ обособиться и тем самым сохранить свою языковую, конфессиональную, культурную и т.п. идентичность.

Все это позволяет констатировать, что современный культурно-цивилизационный мир неоднороден и нестабилен. Взрывоопасность политико-экономических процессов напрямую будет зависеть от процессов мировоззренческих. Тем самым борьба за стабильную цивилизацию завтра - это, прежде всего, борьба за стабильную духовную культуру и взвешенную культурную политику в мире сегодня. Этим и определяется вопрос связи мировоззрения и безопасности народов, человека и человечества в целом.

Действительно, национальная безопасность, как она существует сегодня в мире, по своей сути может быть проявлена как сохранение базовых потенциалов всякого общества, таких как физическое здоровье, численность населения, процент в его среде трудоспособного населения (популяционные ресурсы); богатство территории проживания природными ресурсами (природные ресурсы); качество технической и технологической системы общества (цивилизационные ресурсы); качество образования и науки в обществе (цивилизационные ресурсы); характер и качество нравственной системы ценностей (духовно-культурные ресурсы).

Нам представляется, что мировоззренческий фактор может стать решающим в борьбе народов за свое сохранение. Причина этого в том, что именно он является наиболее подверженным чувствам и эмоциям, являясь самым коротким путем к достижению целей общественного развития, исповедуемых социальными группами.

Это самый человеческий в полном смысле этого слова фактор управления человеком как существом не только телесным, но и духовным. Именно этим можно объяснить огромное внимание лидеров современного общества к работе с сознанием человека, и те возможные колоссальные дивиденды, что она может принести в будущем ее инициаторам и заказчикам, в том числе и в рамках западофикации мира. Но безопасность отдельного общества - это и безопасность человечества в целом перед новыми вызовами на его историческом поприще.[6]

Ранее, по определению энциклопедических словарей и видных теоретиков, термин «национальная безопасность» определялась так:

национальная безопасность — совокупность официально принятых взглядов на цели и государственную стратегию в области обеспечения безопасности личности, общества и государства от внешних и внутренних угроз политического, экономического, социального, военного, техногенного, экологического, информационного и иного характера с учетом имеющихся ресурсов и возможностей.[7]

В отличие от нас, наши геополитические противники еще в 70-80 годах  XX века осознали, что в связи с трансформацией мира, сменились ведущие факторы обеспечения национальной безопасности. Именно в этом, на наш взгляд, и кроются причины их лидерства в обеспечении национальной безопасности и успешной реализации национальных интересов в мировом масштабе.

 В настоящее время под воздействием процессов глобализации, «электронизации и виртуализации информационного общества», термин «национальная безопасность» начинает трактоваться намного шире: способность нации удовлетворять потребности, необходимые для ее самосохранения, самовоспроизводства и самосовершенствования с минимальным риском ущерба для базовых ценностей ее нынешнего состояния.[8]

По определению российского политолога Н. А. Косолапова, национальная безопасность - это стабильность, которая может поддерживаться на протяжении длительного времени, состояние достаточно разумной динамической защищенности от наиболее существенных из реально существующих угроз и опасностей, а также способности распознавать такие вызовы и своевременно принимать необходимые меры для их нейтрализации.[9]

Во многих странах мира не только общественные деятели, но и политики начинают понимать, что в обеспечении национальной безопасности государства ведущую роль начинают играть не военная мощь, а национальные человеческие ресурсы. И именно от состояния их мобильности, готовности адекватно отвечать на угрозы и вызовы современности и зависит стабильность каждого государства.

В мире сформировались новые субъекты политики и от того, насколько быстро руководство, политики и гражданское общество России осознают  новые реалии и смогут эффективно пользоваться русскоязычным зарубежьем, сложившимся в ходе различных исторических событий, которые мы проследим в дальнейшем, и зависит и благополучие России, и процветание ее граждан, и, естественно, национальная безопасность.  

Национальные диаспоры - это один из относительно новых субъектов политики, способных не только бросить вызов традиционным акторам, прежде всего, государству, но и стать фактором и даже инструментом проведения в жизнь его интересов как внутри страны, так и на международной арене. Часто успешно адаптировавшиеся к условиям жизни в принимающих странах диаспоры сосредотачивают значительные финансовые, промышленные активы, приобретают политическое и культурное влияние в государствах пребывания. И, благодаря сохраняющимся конструктивным связям с этнической родиной, данные возможности могут быть задействованы для реализации национальных интересов последней на международной арене.

Целый ряд иностранных держав давно осуществляют подобное взаимовыгодное сотрудничество, результаты которого оказывают позитивное воздействие на экономическую, социальную ситуацию в стране исхода, увеличивают ее возможности в международных делах.

В этой связи следует отметить, что вопрос об использовании потенциала русскоязычного зарубежья для реализации национальных интересов РФ уже давно назрел в нашей стране. Россия располагает связями с диаспорой в дальнем зарубежье - странах Европы, Северной, Центральной и Южной Америки, Азиатско-Тихоокеанского региона, общины которых сохраняют русское культурное и духовное наследие, обладают определенными экономическими и политическими возможностями в обществах-реципиентах.

Российская Федерация осуществляет конструктивное взаимодействие с общинами, организациями и объединениями соотечественников в бывших республиках Советского Союза, ныне являющихся странами-участниками Содружества Независимых Государств и Европейского Союза.

Однако эти связи носят патерналистскую направленность, приобретая сегодня еще и репатриационную компоненту. При этом основной проблемой данного взаимодействия является отсутствие у него выраженной прагматической составляющей, впрочем, как и последовательности в реализации программ сотрудничества.

Данное обстоятельство, по нашему мнению, диктует следующие неотложные задачи:

  1. 1. всестороннее изучение историко-социальных причин и процессов возникновения и становления русскоязычного зарубежья, его вклада в развитие мировой цивилизации;

  2. 2. мониторинг состояния русскоязычного зарубежья (особенно стран постсоветского пространства), мероприятий органов власти РФ, гражданского общества России и российских соотечественников, проживающих за рубежом, направленных на улучшение ситуации и разработку предложения по нормализации ситуации;

  3. 3. выявление скрытых проблем, тенденций, закономерностей развития Русского мира,

  4. 4. анализ роли и определение задач русскоязычного зарубежья в обеспечении безопасности России;

  5. 5. освоение и развитие методик культурной и языковой экспансии геополитических противников России в странах их геополитических интересов;

  6. 6. выработка и реализация конкретных мер по наращиванию взаимовыгодного сотрудничества РФ и русскоязычного зарубежья в ближнем и дальнем зарубежье;

  7. 7. дальнейшая разработка теоретических и концептуальных основ политики Российской Федерации в этой области.

Считаем, в связи с этим, что в ходе Всемирной тематической конференции «Соотечественники и их вклад в мировую культуру» необходимо обсудить следующие актуальные вопросы (а, возможно, и выработать конкретные меры по их реализации):

  •  - О совместных межстрановых, региональных, международных культурных проектах и культурных обменах, мастер-классах и т.п. российских соотечественников в разных странах, финансируемых Российской Федерацией;

  •  - О совместных межстрановых, региональных, международных культурных проектах и культурных обменов, мастер-классах и т.п. российских соотечественников и представителей культуры России в  странах проживания соотечественников, финансируемых Российской Федерацией;

  •  - Об организации стажировок российских соотечественников – представителей культуры и искусства в ведущих профильных организациях России;

  •  - О возрождении практики проведения международных фестивалей творчества (особенно детского и молодежного), таких, как «Русская песня»;

  •  - Об организации регулярных молодежных фестивалей и культурологических конференций российских соотечественников;

  •  - О создании всемирного интернет-портала «Планета русской культуры», посвященного российским соотечественникам, внесших вклад в развитие науки, культуры и истории стран проживания;

  •  - О создании на всех сайтах страновых корсоветов отдельной странички с информацией о вкладе российских соотечественников в культуру и историю страны проживания, например: «Планета русской культуры. Таджикистан»;

  • О рассмотрении возможности ежегодного проведения тематической конференции деятелей культуры и искусства российских соотечественников стран постсоветского пространства «Русская культура как важнейший фактор сохранения позиций Русского мира на постсоветском пространстве»;

  •  - О создании всемирного (либо портала стран постсоветского пространства) интернет-портала «История Русского мира в лицах», посвященного российским соотечественникам, внесших вклад в развитие науки, культуры, медицины, народного хозяйства и т.п. в странах своего проживания;

  •  - О создание социальной сети «Русский мир»;

  •  - О проведении всемирной конференции, посвященной необходимости создания единого информационно-образовательного пространства для сохранении русского языка и культуры в мире;

  •  - О проведении на регулярной, ежегодной основе региональных конференций, таких как «Единство информационно-образовательного пространства в сохранении русского языка и культуры в странах Центральной Азии» (была организована и проведена СМРС РТ в 2011 году и показала свою эффективность);

  •  - О создании специального фонда, финансирующего культурные проекты российских соотечественников, особенно совместные;

  •  - О создании Всемирной фотогалереи активистов российских соотечественников;

  •  - О создании всемирного интернет портала «Кто есть кто в Русском мире».

Обсуждение предлагаемых вопросов и выработка конкретных мер по реализации положений, заложенных в них, вкупе с дальнейшим изучением социально-философских аспектов эмиграции как важнейших факторов расширения русскоязычного зарубежья, исследованием исторических процессов возникновения и становления русскоязычного зарубежья и его вклада в развитие и продвижения России в мире, исследованием зарубежного опыта взаимодействия стран исхода и их диаспор, связанного с защитой национальных интересов и национальной безопасности этнической родины, выявлением особенностей складывающейся ситуации в отношениях России и общин ее соотечественников в ближнем и дальнем зарубежье и обоснованием путей оптимизации данного рода связей, не только определят актуальность и значимость всемирных тематических конференций, в частности конференции «Соотечественники и их вклад в мировую культуру», но и позволят трансформировать тематические конференции в эффективную площадку диалога соотечественников, итогом деятельности которой будет выработка концептуальных шагов по расширению Русского мира и определение теоретических и концептуальных основ для выработки механизмов и путей эффективной деятельности русскоязычного зарубежья в целях обеспечения национальной безопасности России.



[1] Вандалковская М. Русская эмиграция в 20 веке. Московский журнал  01.03.2004

[2] См.: Шалаев В.П. Мировоззрение как фактор национальной безопасности в условиях западофикации глобального мира. Журнал "Регионология" №3, 2008 г.; Василенко И.А. Диалог цивилизаций: социокультурные проблемы политического партнерства. М., 1999; Коваленко В.И. и др. Политические отношения и политический процесс в современной России. М., 2008; Костин А.И. Экополитология и глобалистика. М., 2005; Лебедева М.М. Мировая политика. М., 2002; Панарин А.С. Глобальное политическое прогнозирование. М., 2000; Соловьев А.И. Политология: Политическая теория, политические технологии. М., 2000; Фельдман Д.М. Конфликты в мировой политике. М., 1997; Цыганков П.А. Международные отношения. М., 2002;

[3] См.: Бжезинский З. Великая шахматная доска. М., 1998; Кортен Д. Когда корпорации правят миром. СПб., 2002; Keohane R., Nye J. Transnational relations and world politics. Cambridge, 1971; Robinson J. Multinationals and political control. N.Y., 1983; Rosenau J. Turbulence in the world politics. Theory of change and continuity. N.Y., 1960; Sally R. States and firms: multinational enterprises in institutional competition. N.Y., 1995

[4] Лобанов М.А. Российская диаспора в ближнем зарубежье как фактор продвижения национальных интересов России. М, 2008 г.

[5] Там же

[6] Шалаев В.П. Мировоззрение как фактор национальной безопасности в условиях западофикации глобального мира. Журнал "Регионология" №3, 2008 г.

[7] Международное сообщество и глобализация угроз безопасности Международное сообщество и глобализация угроз безопасности: М 43 сборник научных докладов. В 2 ч. Ч. 1. Исторические, теоретические и  правовые аспекты противодействия угрозам национальной безопасности / отв. ред. В. В. Грохотова, Б. Н. Ковалев, Е. А. Макарова; НовГУ имени Ярослава Мудрого. – Великий Новгород, 2008. – 304 с. (Серия «Научные доклады»; Вып. 7

 [8] Там же

[9] Богатуров А.Д., Косолапов Н.А., Хрусталев М.А. Очерки теории и методологии политического анализа международных отношений. М.: НОФМО, 2002. 390 c.

Михаил Петрушков

член ВКС,

председатель «Союза молодых

российских соотечественников

Республики Таджикистан»

 

 

Голосов:
5

Комментариев: 0

Просмотров: 5005

Поделиться

Также по теме