Статья

26.05.2014
Татьяна Бахер

Кают-компания и казачья станица Бейрутская

 

 

 

 

«...Мы от заката до востока

Как пыль земли разнесены»

Николай Новаковский. Наш Стяг.[1] 

После 1920 года от полутора до пяти, по разным подсчётам, миллионов граждан Российской империи, как военных, так и гражданских лиц, оказались в вынужденной эмиграции вследствие событий гражданской войны.

История крупных центров русской эмиграции первой половины двадцатого века – Берлина, Парижа, Праги, Харбина – достаточно хорошо известна. Менее изученной оказалась "периферия русского мира" - общины, которые образовали русские, переселившиеся в страны Латинской Америки, Австралию и Новую Зеландию, в Северную Африку и на Ближний Восток. На Ближнем Востоке самые большие русские колонии образовались в Тегеране и Бейруте. Об истории  русской Белой колонии и библиотеки Русского технического объединения Бейрута портал "Русский век" рассказывал в публикации "... И двенадцать ящиков с книгами". Новая статья посвящена воинским организациям и судьбам русских офицеров, связавших свою жизнь с Ливаном.

Причиной, по которой несколько сотен русских[2] – бывших офицеров и нижних чинов царской армии, флота и казачьих войск - оказались в Ливане, стал тот факт, что после установления мандата Франции над Сирией и Ливаном, входившими до этого в состав Османской империи, новой администрации потребовались грамотные специалисты для работы в кадастровой службе – топографы, чертёжники. Русские военные, оказавшиеся без средств к существованию, согласные на работу в тяжёлых климатических условиях, при этом имеющие хорошую техническую подготовку и, в большинстве своём, владевшие французским языком, как нельзя лучше подходили для этих должностей. Немаловажным оказалось и то, что женой начальника службы, которой было поручено изготовить  новые географические карты и кадастровые планы для большинства городов Сирии и Ливана, была русская дама. С подачи госпожи Галины Дюррафур (Языковой) были завербованы на работу в Сирию и Ливан многие русские военные специалисты. Центром Большого Ливана времён Французского мандата был Бейрут – город с многочисленным христианским и, в том числе, православным населением, которое  было традиционно дружественно настроено к России. В городе жили бывшие учителя (как русские, так и арабы) и ученики так называемых "московских" школ Императорского православного палестинского общества, которые действовали в Ливане с 1887 по 1918 годы[3]. Искренними друзьями России были антиохийские патриархи – пребывавший на престоле до 1928 года Григорий IV (Хаддад) и его преемник Александр III (Тахан), учившийся в Киевской духовной академии, несколько лет бывший настоятелем Антиохийского подворья в Москве и прекрасно говоривший по-русски, как и многие православные священники в Ливане и Сирии.

Постепенно почти все прибывшие на работу во "французскую Сирию" русские переселились в Бейрут, образовав здесь немногочисленную, но сплочённую колонию.

Большинство приехавших русских занимали технические должности в кадастровой службе и городском управлении. Ими было создано профессиональное эмигрантское сообщество - Русское техническое объединение (РТО), ставшее центром русской жизни Бейрута. Стараниями членов объединения была собрана замечательная библиотека, которая включала чудом сохранившиеся дореволюционные российские книги, издания, печатавшиеся русскими эмигрантами в странах рассеяния, отпечатанные на машинке и заботливо переплетённые лекции по техническим дисциплинам. В рамках РТО действовала касса взаимопомощи, четверговая русская школа для детей, театральный кружок, кружок русской молодёжи. На весь Бейрут были знамениты ежегодные Русские балы. РТО поддерживало культурную русскую жизнь, помогая выдерживать тяготы эмиграции и воспитывать детей в русских традициях, и, безусловно, являлось общепризнанным объединяющим центром для всех проживающих в Бейруте русских.

Русских эмигрантов объединял бейрутский приход Русской православной церкви заграницей (РПЦЗ), образованный в 1927 году. Не имея собственного храма, верующие собирались на русские службы, которые проводились с благословения  антиохийских патриархов в различных бейрутских храмах: соборе Св.Георгия, церкви Св.Георгия в районе Ашрафия, в Благовещенской церкви в районе Рас-Бейрут.

Заметную роль в сплочении проживавших в Бейруте русских играли действовавшие в первой половине XX века различные войсковые объединения. Принимавшие участие в русских собраниях и дружеских вечеринках техники-топографы, чертёжники и клерки городского муниципалитета вновь обращались друг к другу по воинскому званию, отмечали былые боевые заслуги, вспоминали прошлую жизнь, которая для большинства так и осталась единственно реальной и значимой. Рутину же новой жизни и работы так выразил бывший офицер ординарческого эскадрона генерала Врангеля ротмистр А.А.Елагин: "Ну что там (на собрании в муниципалитете Бейрута  –Авт.) могло быть нового? Были речи и речки, спичи и спички..."

Кают-Компания морских офицеров бывшего Императорского Флота в Бейруте (Ливан и Сирия) была официально образована в 1930 году. Она стала сорок четвёртым членом Всезарубежного Объединения Морских Организаций (ВОМО) с центром в Париже, где её представителем был вице-адмирал Н.Н.Коломейцов. В состав Бейрутской Кают-Компании первоначально входили девять человек. "Почётным председателем избран к1р. [капитан первого ранга] А.С.Зеленой; председателем является к2р. [капитан второго ранга] Б.Л.Новиков, секретарём лейт[енант] М.А.Эмеретли". Членский состав Кают-Компании постоянно изменялся, последним её председателем был Борис Леонидович Новиков. Главным ежегодным событием, которое неизменно отмечалось "традиционным гусем", был день Павла Исповедника (6 ноября по старому стилю), который является небесным покровителем Санкт-Петербургского Морского кадетского корпуса, выпускниками которого были жившие в разное время в Бейруте А.М. и М.А.Лазаревы, А.С.Зеленой, Б.Л.Новиков, Н.А.Новаковский, А.Н. Альбранд, К.И.Татарский,  М.А.Эмеретли, П.С.Золотухин. В Библиотеке РТО в Бейруте хранятся экземпляры издававшегося в Праге "Морского журнала", на который были подписаны члены Кают-Компании. Бейрутцы оказывали посильную помощь различным фондам и нуждавшимся частным лицам из бывших флотских чинов. Есть сообщения о переводе денег из Бейрута в  благотворительный фонд имени адмирала Григоровича, фонд адмирала Колчака; не оставили без поддержки семью трагически ушедшего из жизни М.А.Лазарева, вдова и сыновья которого всегда чувствовали себя членами морской семьи.

Среди эмигрировавших воинов Белой армии было около 100 тысяч казаков, служивших в Казачьих войсках России. Оказавшись на чужбине, они объединялись в местные и международные казачьи центры и организации. Это были войсковые и общеказачьи обьединения; места компактного проживания казаков традиционно назывались хуторами или станицами. С двадцатых годов XX века существовала станица Бейрутская (Бейрутская казачья группа). В 1925 году она стала двадцать восьмым членом Казачьего Союза с центром в Париже. 

Наряду с Бейрутской группой во "французской Сирии" существовали также казачьи группы – члены Казачьего Союза -  в Дамаске и в районе Ниссибин (Теперь – Нусайбин на территории современной Турции.  – Авт.). В 1928 году председатель казачьей группы в Ниссибине инженер В.И.Поляков написал о посещении казаков в Дамаске и Бейруте: "Все, слава Богу, живы, здоровы, трудятся и многие даже скопили небольшие суммы достатков и перешли на самостоятельные работы, занимаясь извозом на постройке шоссейных дорог. "Дамасцы" имеют по 2-3 коня с колымагами, "Бейрутцы" все на интеллигентной работе, живут безбедно, но не лучше дамасцев. Группа ген. Хрещатецкого[4] по-прежнему в пограничной страже. В Дамаске я посетил гробницы наших убитых героев-кавказцев  и легионеров, и в присутствии наших казаков и представителя Черкесского полка возложил на их могилы от имени Донского Атамана и Казачьего Союза цветы. Командир Черкесского полка (горцы, эмигрировавшие во времена Шамиля), взяли адрес Донского Атамана. Шёл разговор о желательности для них пополнения полка охотниками-казаками".

До 1938 года атаманом бейрутской станицы был "любимец Кавказской армии" полковник Фёдор Трофимович Зверев  - казак-терец, офицер 1-го Горско-Моздокского полка Терского казачьего войска; с 1915 года, после обучения в Севастопольской офицерской школе авиации, военный лётчик. Кавалер многих орденов, в марте 1917 года был награждён Орденом Святого Георгия 4-й степени за воздушную разведку. В 1918 году Ф.Т.Трофимов вступил в Добровольческую армию, где являлся командиром 1-го авиационного отряда Астраханского авиационного дивизиона, затем - 4-го Донского самолетного отряда . В 1920 году произведен в полковники за боевые отличия[5]. Эвакуировался с Белой армией из Крыма. В 1923 - 1925 годах Ф.Т. Зверев работал механиком на аэродроме Раяк (в Бекаа) в Ливане[6]. Затем "служит лётчиком в Сирии и поддерживает пассажирское движение по воздуху". В 1937 году журнал "Терский казак" рассказал о "героическом поступке его во время полёта... когда только необыкновенная смелость Ф[ёдора] Т[рофимовича] спасла жизнь пассажиров". Позже работал в муниципалитете Бейрута. В Союзе русских военных инвалидов Сирии и Ливана Ф.Т.Зверев был почётным членом  и председателем контрольно-ревизионной комиссии. Умер и был похоронен в Бейруте. На надгробии Ф.Т.Зверева - обрамлённый лентой символ ордена Св.Георгия и надпись по-русски: "АТАМАН Феодор Трофимович Полковник ЗВЕРЕВ. Род. 1-го Окт. 1890 г. Ум. 16-го Янв. 1938 г." Венчает надгробие самолётный винт-пропеллер.

Ещё одним бейрутским атаманом был донец Дмитрий Васильевич Платонов, уроженец станицы Раздорской (1905). Эмигрант с 1920 года, в 1929 окончил высшую школу во Франции и как инженер топограф  выехал на службу по контракту в Сирию. Скоропостижно скончался в Бейруте 24 мар­та 1961 года[7]..

По данным на 1954 год среди проживавших в Сирии и Ливане русских на долю донских, кубанских и терских казаков приходилось 25 человек.

Бывшие чины кадровой русской кавалерии создали Объединение Российской Регулярной Конницы в Сирии, Либоне и Алауитии. Кавалеристы торжественно отмечали 9 (22) мая[8]. В это день служили торжественный молебен в "Арабском Ортодокском соборе Св.Георгия" и устраивали товарищеский обед с представителями местных военных организаций. Отмечая трёхлетие Объединения в 1932 году, группа "бывших воспитанников Николаевского Кавалерийского Училища, в день праздника своей родной "Славной Гвардейской Школы»" и полковых праздников  полков Белгородского уланского и Марупольского гусарского, (...) храня старые кавалерийские традиции и твёрдо памятуя день 9-го мая, собравшись в гор[оде] Бейруте", посылала "свой самый сердечный привет всем своим однокашникам по школе и однополчанам в "рассеянии сущим".  Ещё одной региональной организацией было Общество русских офицеров-артиллеристов в Сирии и Либане, которое возглавлял полковник Александр Васильевич Белин (1869–1962)[9].

Жившие в Ливане и Сирии русские – бывшие военные – поддерживали связь с боевыми товарищами и друзьями по училищам и корпусам. В Ливане жили и работали ветераны Дроздовской дивизии (Дроздовцы), действовала Ливанская группа отделения Общества Галлиполийцев в Малой Азии (председатель – капитан Н.А.Немешаев). Членом Объединения виленцев (выпускников Виленского пехотного юнкерского училища) был капитан Н.А.Бакуревич. В Бейруте жили и были похоронены бывшие офицеры Лейб-Гвардии Финляндского полка: трагически погибший во время геодезических работ в Трансиордании полковник К.Н.Староскольский (ок. 1891-1938) и штабс-капитан Н.Н.Андреев (1894-1951). В Библиотеке РТО в Бейруте хранятся принадлежавшие им экземпляры журнала "Финляндец: Осведомительный листок Объединения лейб-гвардии Финляндского полка".

Выпускники Петербургской Офицерской Школы Морской Авиации, морские лётчики А.В.Серов и Н.Н.Тутурин жили и работали в Бейруте, их товарищ В.К.Боклевский – в Дамаске.

Большинство бывших белых воинов – членов русской колонии Сирии и Ливана - были членами (в составе своих войсковых объединений) или участвовали в мероприятиях, проводимых Русским Обще-Воинским Союзом (РОВС) - крупнейшей организацией, объединявшей русских эмигрантов-военных по всему миру до начала Второй Мировой войны. Организационно РОВС подразделялся на отделы, курирующие страны и регионы. Сирия и Ливан относились к I-му отделу. Начальником района Р.О.В. Союза в Сирии и Ливане (начальником подотдела) до 1958 года был "ротмистр Л[ейб] Гусарского Павлоградского Имп[ераторского] Александра III полка Александр Александрович Елагин".

Бывшие ученики четверговой бейрутской русской школы К.Б.Новикова и Г.А.Серов, вспоминают, как А.А.Елагин поднимал российский флаг на флагштоке у здания школы, и говорят о нём как о "безукоризненном, кристальной честности и ангельского характера человеке". 

Именно А.А.Елагин сумел организовать в Бейруте 17 октября 1934 года "общее собрание всех находящихся военных, как для взаимного сближения, так и для ознаменования: 20-й годовщины со дня объявления Великой войны и дня основания Добровольческой Армии".  Предметом особой гордости организаторов было то, что в собрании принимали участие представители всех без исключения местных воинских организаций и союзов, Казачьей станицы, Союза инвалидов и Кают-Компании. Описание этого события даёт представление о товарищеской атмосфере, царившей на бейрутских собраниях:

"Собрание началось кратким молебном. [Во вступительном слове А.А.Елагин] указал на основную цель собрания, как общее объединение всех военных, для которых прямым долгом в наше время, как и долг всего русского воинства, независимо от принадлежности к той или иной организации, создать единую духом, сильную и здоровую военную семью, которая бы стояла вне всяких интриг и раздоров. [Собравшиеся почтили светлую память Донского Атамана генерала Богаевского и короля Югославии Александра] верного друга Русской Императорской Армии и Флота  и всех русских, [о заслугах которого напомнил поручик Иорданов].  Затем ротмистром Елагиным было предложено всем присутствующим перенестись мыслями на 20 лет назад, в дни объявления Великой Войны, когда большинство из присутствовавших в составе своих частей Русской Армии и Флота, воодушевлённые преданностью к Государю и проникнутые любовье к Родине, под родными знамёнами, штандартами и Андреевским флагом, выступали на фронт под звуки величественного Русского Народного Гимна, который единодушно был исполнен всеми присутствовавшими 56-ю голосами. [С обзором действий Добровольческой Армии, со дня её основания и до последних дней выступил капитан Волочков.] О Русской Армии, её боеспособности и воспитании говорил ротмист Львов, а об императорском Флоте в Великую и Гражданскую войну – капит[ан] 2 р[анга] Лазарев. Закончил официальную часть собрания капитан Немешаев краткой историей основания и дальнейшего развития местного П.-Отдела РОВ Союза, после чего был предложен присутствующим ужин, за которым были тосты за Россию, Армию, Флот, белых вождей и начальников, а также чествование присутствовавшего юбиляра генерала В.К.Гермониус[а][10], биографию которого прочёл член РОВ Союза полковник Белин и преподнёс ему его же большой портрет в военной форме, покрытый подписями всех присутствовавших, а Начальник П.-Отдела ротмистр Елагин после приветствия от местной группы РОВ Союза просил принять юбиляра почётное звание председателя местной группы. Зал Русского Клуба был украшен заботами и трудами начальника канцелярии П.-Отдела корнета А.Стацевича II-го".

Формально не входил в Русский Обще-Воинский Союз, но находился с ним в теснейшей связи образованный в 1920 году в Константинополе Зарубежный союз русских военных инвалидов (СРВИ )[11]. 5 июня 1924 года в него вошёл Союз русских инвалидов участников Европейской войны (Союз Русских Военных Инвалидов в Сирии и Либане)[12]. Его организатором и бессменным руководителем в течении почти сорока лет являлся Николай Алексеевич Бакуревич (? 1890 – 1964). Капитан Н.А.Бакуревич был награждён многими орденами, в том числе орденом Святого Георгия 4-й степени. На Первой мировой войне получил два ранения.  В годы гражданской войны воевал в Добровольческой армии. В 1920 году в составе 3-го Марковского полка эвакуировался в Галлиполи. В 1921 г. был командирован в Константинополь в распоряжение генерала Баратова, там получил назначение в Ливан для организации союза русских инвалидов[13].

Союз оказывал материальную и другую необходимую помощь нуждающимся инвалидам. При этом средства для помощи изыскивал самостоятельно в самых разных источниках: "У русских инвалидов нашлись друзья под чужим небом Сирии". 

Первое время наибольшую помощь оказывали чины французского оккупационного корпуса и консульства, офицеры британской армии, Комитет Помощи Русским инвалидам на Востоке.

Поддержку и посильную помощь неизменно оказывали деятели Антиохийской православной церкви. В 1949 году по представлению СРВИ в Ливане и Сирии бейрутский митрополит Илья Салиби и его секретарь Бшара Массара были избраны почётными членами-попечителями СРВИ и награждены золотыми нагрудными знаками 1-ой степени.

Русская колония Бейрута не оставляла без внимания нужды Союза инвалидов. Отчёт об одном из благотворительных мероприятий опубликовал в 1933 году журнал "Часовой":

"22-го апреля с.г. в залах самого большого и фешенебельного отеля Бейрута — "Сен –Жорж" — состоялся бал в пользу Русских Военных Инвалидов. Инициаторшей этого доброго начинания явилась наша соотечественница, супруга шефа местного кадастра г-жа Г. А. Дюрафурд. Патронаж бала по её просьбе любезно приняли на себя командующий войсками Ливана генерал де Биго де Гранрю с супругой. В организованный для осуществления бала комитет были приглашены наиболее влиятельные и энергичные дамы-патронессы, под почётным председательством г-жи Жубер. Неустанными хлопотами названных лиц дело рекламы бала и распространения билетов было поставлено столь блестяще, что выручка от билетов достигла рекордной для Бейрута цифры. Вся работа по организации, подготовке и осуществлению самого бала легла на группу преимущественно молодых сил русской колонии, ядро коей составилось из любителей «Театрального Кружка» при бейрутском русском техническом объединении и чинов небольшой, но дружной группы РОВС. Возможное, по мере своих сил содействие оказал, конечно, и местный отдел Союза Инвалидов. Чистый приход от бала выразился суммой 21 042 франка, каковая сумма и отправлена в Париж в распоряжение председателя зарубежного Союза Русских Инвалидов".

В разное время в активе Союза Русских Военных Инвалидов в Сирии и Ливане состояли:

Есаул С.И.Гульцев, есаул Г.Е.Борток , сотник П.Ф.Тарасов, хорунжий К.П.Палагин, есаул И.И.Медведев, войсковой старшина В.Ф.Мельников, доктор Малышев, действительный  статский  советник  доктор медицины А.П.Сверлов, урядник Кияшир Аббуков, штаб-ротмистр А.А.Нечипуренко, капитан Н.А.Цвирко-Годицкий, поручик А.Б.Анзоров, капитан Н.А.Годицкий, хорунжий Г.М.Голофастов, урядник М.А.Бабурин.

В Суд Чести и Контрольно-Ревизионную Комиссию входили самые уважаемые из проживавших в Бейруте русских:

атаман Бейрутской казачьей станицы полковник С.Т.Зверев, председатель Обще-Воинского Союза ротмистр А.А.Елагин,  ротмистр М.Я.Цивинский, полковник С.Н.Староскольский, капитан В.К.Ильяшевич, поручик Б.И.Кобецкий, инженер Карл Синевитц, сотник Б.П.Аваляни, коллежский асессор 3.Р.Дада,  хорунжий Э.Б.Шарапов, сотник А.Г.Смирнов, старший урядник М.А.Бабурин.

Все эти имена известны благодаря корреспонденциям Н.А.Бакуревича, которые печатались в "Часовом".

Н.А.Бакуревич провожал в последний путь, иногда служа в церкви псаломщиком, всех членов русской колонии. Аккуратно сообщал в рубрике "Незабытые могилы" журнала "Часовой" об ушедших из жизни. Написанные Н.А.Бакуревичем некрологи сохранили имена и краткие истории жизни многих русских бейрутцев. 

В 1964 году журнал "Часовой" сообщил о кончине самого Николая Алексеевича Бакуревича. Последние годы тот провёл во Франции, в Сан-Рафаэле. Как и многие его ровесники он уехал из приютившего его Ливана, прежде спокойного, но становившегося всё более небезопасным и непредсказуемым. Совсем немногие из когда-то процветающей русской Белой колонии живут сейчас в Бейруте. На православных кладбищах остались русские могилы, дети и внуки бейрутских русских, в каких бы странах они ни жили, стараются поддерживать прежние связи, хранят милые сердцу фотографии и истории так скоро ставшего далёким прошлого.

Автор выражает искреннюю признательность за добрые советы и помощь в написании статьи русским бейрутцам Ксении Борисовне Новиковой и Григорию Александровичу Серову, а также Советнику Посольства России в Ливане Сергею Александровичу Воробьёву.

Татьяна Бахер



[1] Н.Новаковский. Наш Стяг. Стихотворение это было прочитано автором на обеде Кают-Компании в Бейруте 6 ноября 1932 года.

[2] По данным на 1954 год в Ливане и Сирии проживала "русская колония в количестве около 300-350 человек с женщинами и детьми".

[3] "Московские школы" Ливана [1887-1914] : Фотографии Имп. Православного Палестинского общества из собрания Гос. музея истории религии = المدارس الموسكوبية في لبنان : صور الجمعية الامبراطورية الارثوذوكسية الفلسطنية من محفوظات متحف الدولة للتاريخ الديني / Гос. музей истории религии, Ливанское культурное православное императорское общество ; сост. : Татьяна Бахер, Петр Викторович Федотов. - Бейрут ; СПб. : Alarm, 2012.

[4] Борис Ростиславович Хрещатицкий (1881-1940). - Казак, из дворян Войска Донского. Участник русско-японской и 1 мировой войн. Участник Гражданской войны на Дальнем Востоке и в Сибири. Генерал-лейтенант (1919). В эмиграции во Франции в 1925 году вступает рядовым в Иностранный легион. С 1925 по 1933 год служит в Сирии. Пройдя все сержантские звания, становится лейтенантом французского Иностранного Легиона. Кавалер ордена Святого Георгия, награждён многими российскими и иностранными орденами, в числе которых французский орден Почётного легиона.

[5] О Ф.Т.Звереве - Геннадий Курков. Казаки в боевой авиации России. – Пульс недели, № 32 от 06/09/2012. - http://proyeisk.ru/puls/view.php?id=6038 .

[6] В.П.Куликов. 1-й Корпусной авиационный отряд, 2009. С. 147.

[7] Казачий словарь-справочник. — Сан. Ансельмо, Калифорния, С.Ш.А.. Составитель словаря Г.В.Губарев, редактор - издатель А.И.Скрылов. 1966-1970.

[8] 9 (22 мая) - день основания Николаевского кавалерийского училища в Петербурге (1823) – училищный праздник.

[9]  Об А.В.Белине – Б.М.Филипченко. Биографические страницы из семейной летописи одного рода. - http://www.horodysche.org.ua/?id=124 .

[10] Эдуард Карлович Гермониус (1864-1938) - русский генерал-лейтенант, инженер-металлург, оружейник. С конца 1920-х гг. проживал в Бейруте, где и скончался.

[11] Волков С.В. Белое движение в России: организационная структура. М., 2000.

[12] Зарубежный Союз Русских Военных Инвалидов. Париж, 1929.

[13] Сайт Общественной организации ветеранов Вильнюсского радиотехнического училища войск ПВО страны - Вильнюсского высшего командного училища радиоэлектроники ПВО (ВРТУ-ВВКУРЭ) - http://www.vrtu-vvkure.com/VPYU/VPYU_B.pdf

При написании статьи были использованы материалы следующих изданий:

"Вестник Казачьего Союза" (Париж); "Возрождение"(Париж); "Двуглавый орёл " (Париж); "Казачий голос " (Париж); "Казачий союз. Сводка" (Париж);"Морской журнал"(Прага); "Родимый край" (Париж);  "Терский казак"  (Белград); "Часовой" (Париж, Брюссель).

Голосов:
6

Комментариев: 0

Просмотров: 7307

Поделиться

Также по теме