Статья

10.10.2014
И.О. Толстикова
Дарившая счастье

Дарившая счастье

«Все, что мной делалось для греков
– это от огромной любви к этому народу.
…В прошлой своей жизни я была гречанкой»
М.Л.Рытова, почётный профессор МГИМО

Предметом истинной гордости МГИМО является его лингвистическая школа. Одним из основополагающих принципов, заложенных в основу подготовки кадров для советской внешней политики, было хорошее знание языка  страны пребывания.  Поэтому в МИДе всегда уделялось огромное внимание изучению иностранных языков, не только используемых повсеместно в мире и широко преподаваемых в школах и вузах (английского, французского, немецкого, испанского), но и редких, малораспространённых.

Действительно, знание языков малых стран, малочисленных народов и племён открывало для советских дипломатов совершенно иные возможности в их работе  как с источниками информации, так и с представителями политических, общественных и торговых кругов этих стран. Ведь сам факт владения  дипломатом столь крупной державы таким «редким» языком воспринимался как жест доброй воли и акт уважения. Поэтому  в пятидесятых – шестидесятых годах была проведена колоссальная работа по подбору специалистов, хорошо владеющих этими «редкими» языками, для укомплектования преподавательского состава МГИМО – основной в то время кузницы кадров для министерства иностранных дел и министерства внешней торговли. Именно тогда, в 1960, Марина Львовна Рытова получила приглашение преподавать греческий язык в МГИМО. Не сразу, а после мучительных раздумий, она  приняла решение согласиться…

Марина Львовна Рытова родилась 26 декабря 1924 года в Москве. Семья была довольно большая: кроме неё в семье было ещё три дочери. Маленькая Марина всегда во всём помогала родителям, но уже с ранних лет мечтала стать  актрисой: обожала петь, танцевать, читать стихи. Когда началась Великая Отечественная война, и отец ушёл воевать,  ей было 16 лет. Несмотря на многочисленные попытки уйти на фронт добровольцем,  её на войну не взяли. Вот что вспоминала об этом времени сама Марина Львовна в интервью корреспонденту газеты  “Вестник Кипра” М.Николайчевой: «Я была настолько маленькая, худая да еще близорукая, что военком, увидя меня, сказал: "Ну куда тебе... Мы из детского сада не берем".  Поэтому сначала я работала военным почтальоном, возила в старом разбитом «газике» из подмосковного Черкизова на Можайское направление почту. Тушили с товарищами зажигалки, помогали старикам при бомбежке, копали окопы. Вскоре я была оглушена взрывом бомбы, контужена и отправлена в эвакуацию  в Ташкент. Когда здоровье восстановилось, я узнала о наборе в Театр Революции.  Я отправилась туда и прошла конкурс! Написала об этом отцу на фронт и получила ответ: "Скоморохом в наше время быть — предательство". На этом закончилась моя актерская карьера. Там же, в Ташкенте, я поступила в эвакуированный Ленинградский университет на истфак.  Меня, отличницу официально мобилизовали лишь в 1944 году,  и я работала переводчицей в разведывательных частях. После окончания войны была  награждена медалью "За победу над Германией".  Вернувшись на истфак, чуть позже я была отобрана специальной комиссией для учебы в Военном институте иностранных языков».

Когда курсантам распределяли языки, председатель комиссии, посмотрев на Марину Львовну, сказал, что она будет учить греческий. Каково же было её удивление!  Никакой тяги к греческому языку у неё отродясь не было, она о нём и знать не знала.  Попробовав возразить, отметив, что совсем не похожа на гречанку (светловолосая, с серо-зелёными глазами), она с досады просто расплакалась. На что генерал отрезал: «Плохо вы знаете историю и мифологию,  древние греки  именно такими и были: светловолосыми, голубоглазыми и очень красивыми». Как рассказывала Марина Львовна, любовь к греческому языку пришла к ней со временем, а,  приехав впервые в Грецию, она абсолютно поверила в реинкарнацию душ. До того ей пришлось побывать во многих странах Европы и в Америке, но нигде она не чувствовала себя так комфортно, всегда стремилась поскорее вернуться домой. Но в Греции у неё создалось впечатление, что она уже здесь как будто бывала, что всё ей здесь знакомо, и что её все знают - полное ощущение дежавю.  Впервые тогда уезжала она из чужой страны чуть ли не со слезами на глазах.

Окончив Военный институт иностранных языков (ныне – Военный университет Министерства обороны РФ) в1949 году, Марина Львовна была направлена  переводчиком в часть особого назначения. После демобилизации  в 1954 году работала  в международном отделе Выставки достижений народного хозяйства СССР – знаменитой ВДНХ  сначала переводчиком английского и греческого языков, а затем заместителем начальника отдела. В то время ВДНХ была предметом гордости нашего государства. В её павильонах очень доходчиво, в общедоступной форме рассказывалось о  самых современных достижениях страны Советов в различных отраслях экономики, науки, общественной и политической жизни, и поэтому в программу пребывания в Москве всех высокопоставленных иностранных делегаций обязательно включали посещение выставки. Немудрено, что в её международном отделе  был собран прекрасный коллектив переводчиков со знанием различных языков, который часто привлекался к работе с делегациями самого высокого уровня по линии международного отдела ЦК КПСС и различных государственных органов. В то время Марине Львовне довелось работать в качестве переводчика с успешным американским кукурузоводом Рокуэллом Гарстом, который впервые посетил нашу страну в 1955 году в составе делегации фермеров США.  Узнав о достижениях Гарста, 1секретарь ЦК КПСС, председатель Совета Министров СССР Никита Сергеевич Хрущёв, очень заинтересовался американцем, так как сам был одержим желанием выращивать кукурузу во всех регионах Советского Союза. Он лично принял представительную  делегацию из США. Так, работая переводчицей с фермерами из США,  Марина Львовна впервые лично познакомилась и с советским руководителем, с которым проработала

впоследствии  целых шесть лет. Вот какую оценку Марина Львовна дала Н.С. Хрущёву в интервью газете   «Вечерняя Москва», опубликованном под заголовком  «Вот такая кузькина мать» (24.10.2000 г.), автор материала Лада Ермолинская:

«Хрущёва я вспоминаю с большой теплотой. Редкий был человек! Я даже преподавала английский его младшей дочери… Этот сгусток сумасшедшей энергии иногда было очень тяжело переводить… Особенно, когда речь заходила о кузькиной маме, а такое случалось достаточно часто. Однажды к нему пришёл греческий посол, о котором было известно, что это фашиствующая личность. Я пошла переводить. И всё шло вроде бы гладко, как вдруг посол говорит: «Господин премьер! Думаю, что вы понимаете:  мы представляем собой юго-восточное крыло НАТО. И в случае возникновения военного конфликта на нашей территории могут разместить установки с зарядами. Неужели в таком случае вы направите свои ракеты на Акрополь?»  А Хрущёв ему отвечает:  «Да вы только попробуйте, вашу мать! Мы вам такой Акрополь покажем…»  И матом его. После того, как беседа закончилась, посол мне и говорит: «По-моему, вы переводили сокращённо. Я слышал, речь шла о матери…» -  «Так это вы и без меня поняли! Зачем же мне вам лишний раз об этом говорить?» Одним словом, Никита ему показал, почём фунт лиха!».

В тот период времени Марине Львовне  довелось работать с Патриархом Московским и всея Руси Алексием 1, огромным числом выдающихся политических и общественных деятелей. Вот интересный момент из воспоминаний Марины Львовны, связанный с работой на Московском фестивале молодёжи и студентов в 1957 году.

«…Это был первый период «оттепели», и впервые мы, советская молодежь,  встретились с иностранцами. Встретились, и мы могли с ними говорить, танцевать, беседовать. …Возникла уникальная атмосфера близости, дружбы. Все иностранные делегации, так получилось, перевели на свои языки песню «Подмосковные вечера». Все, кроме греческой - нашей, делегации! В ее составе были поэт Никифорос Вреттакос, композитор Микис Теодоракис. Я их призываю: «Ребята, давайте, чем мы хуже других!».

Но, увы, безрезультатно. …На следующий день я беру в экскурсионном автобусе микрофон и пою «Подмосковные вечера» на греческом! Все окидывают взглядами Теодоракиса и Вреттакоса, кого-то еще, но те не признают своего авторства – всем становится ясно, что авторство переложения этой популярной песни на греческий принадлежит мне».

В этом спонтанно сделанном Мариной Львовной  переводе эта столь популярная русская песня затем неоднократно звучала на греческом в исполнении  делегаций из Греции и Кипра на различных международных мероприятиях:

Δεν ακούγεται ούτε θόρυβος

Ησυχία παντού ως τις αυγές

Αν το ήξερες, πόσο είναι μονάκριβες

Μοσχοβίτικες βραδιές…

Много приходилось работать как в стране, так и за рубежом,  часто ездить в командировки. Такая загруженность по работе и постоянные отлучки из дома не могли понравиться её горячо любимому супругу Григорию Борисовичу, и он взбунтовался. Ему с дочуркой Инной хотелось, чтобы Марина-жена и Марина-мама больше времени проводила с ними. Это и было решающим аргументом для принятия ею серьёзного решения сменить жизненный ритм и попробовать себя в качестве преподавателя…

Так была открыта ещё одна страница в жизни Марины Львовны, связанная с совершенно новой  для неё деятельностью. Началась кропотливая работа по разработке  методики  преподавания греческого языка с учётом  специфики политического вуза и богатого  переводческого опыта. Дело в том, что тогда не было никаких учебников, учебных пособий по греческому языку, и необходимо было их создать. Учебником и словарём для нас, студентов, была сама Марина Львовна. Мы жадно ловили каждое её слово в аудитории, старательно списывали объяснённый материал с классной доски в свои тетради. Каждый её искромётный  урок был, просто произведением искусства, огромным счастьем общения. Созданная М.Л. Рытовой методика получила свое материальное воплощение в «Практиче­ском курсе греческого языка», увидевшем свет в 1974 году, а за­тем неоднократно переиздававшемся как в России, так и за ру­бежом. Именно эта методика и легла в основу диссертации на соискание ученой степени кандидата педагогических наук, с блеском защищенной Мариной Львовной в 1976 году. Вот, что  говорила Марина Львовна в одном из  интервью о своей работе над учебником:

«Учебник стоил мне "большόй крови". Впервые он был издан в 1974 г., а в 2004 г. вышло четвертое издание. Работая переводчиком, я запоминала те трудности, с которыми сталкивалась. И когда я писала учебник, мне хотелось, учитывая приобретённый опыт, предупредить будущих пользователей о возможных сложных ситуациях, смоделировать их и дать правильное разрешение с точки зрения переводчика. Когда я встречаю людей, кто знает мой учебник и доволен им, испытываю самую большую радость. Я старалась сделать так, чтобы там не было лишнего, ненужного.

Греческий язык — невероятно трудный (впрочем, как и русский), поэтому принцип в изучении должен быть такой — от простого к более сложному».

За годы педагогической деятельности  в МГИМО, пройдя путь от  преподавателя до профессора (это звание было присвоено ей в 1989 году), Марина Львовна воспитала множество питом­цев с блестящим знанием новогреческого языка. Покинув уни­верситетские стены, они трудятся на различных поприщах. Среди них и государственные деятели, и видные дипломаты, и преуспевающие политики, и известные ученые, и исключительные переводчики, и талантливые преподаватели, и успешные бизнесмены. Причём это не только россияне, но и немцы, и болгары, и венгры, и поляки, и румыны, и чехи, и словаки, и украинцы, и молдаване, и албанцы. Все они с благодарностью вспоминают студенческие годы и свою дорогую «греческую маму».

Марина Львовна успешно сочетала свою преподавательскую деятельность с переводческой практикой, что позволяло ей постоянно совершенствовать язык и мастерство устного перевода, как последовательного, так и синхронного. В то время специалистов с  греческим языком было очень мало, и  Марина Львовна была востребована многими учреждениями, нуждавшимися в её помощи, и как преподавателя, и как переводчика - от Московской Патриархии и КГБ СССР до ЦК КПСС, ВЦСПС и Комитета советских женщин. В помощь себе она часто привлекала нас, своих студентов.  Для нас это было прекрасной практикой, возможностью общаться на греческом с носителями языка и великолепной школой.

За долгие годы кому  только не доводилось Марине Львовне переводить. Это и первые лица нашего государства и главы  Греции и Кипра, и видные политики, и известнейшие общественные деятели, и космонавты, и спортсмены,  и лучшие представители мира искусства, и сильные мира сего – богатейшие люди планеты.

«Я горжусь тем, что была личным переводчиком архиепископа Макариоса. Он ко мне очень тепло относился, я много раз с ним встречалась, бывала у него в гостях в Президенском дворце. Всегда поражалась его удивительной глубокой проницательности и необыкновенному чувству юмора. Конечно, мне приходилось работать и с Глафкосом Клиридисом, и с Васосом Лиссаридисом, Спиросом Киприану», - вспоминала Марина Львовна в своём интервью газете «Вестник Кипра».

Своим переводческими навыками и высокопрофессиональными приёмами  Марина Львовна щедро делилась со своими учениками, обучая их практике перевода. Она всегда  говорила: «Ребята, когда переводите, никогда ничего не домысливайте. Если не поняли чего-нибудь, не врите. Лучше переспросить, чтобы понять, чем придумывать отсебятину. Это табу! Так легко попасть в очень неловкое положение. Единажды солгав, можно навсегда потерять доверие». И  приводила такой пример:

«Мне пришлось сопровождать в качестве переводчика Анастаса Ивановича Микояна бывшего тогда зам. председателя Совета министров СССР, министром внешней торговли в Грецию. В Афинах спускаемся с трапа  самолета, а по расстеленной  ковровой дорожке к нему бежит очаровательная девчушка с огромным букетом роз. Микоян поднимает ее на руки. Она начинает говорить, а я ни единого слова  не понимаю. Думаю — всё, провал. Микоян поворачивается ко мне: «А почему вы не переводите?». Отвечаю честно: «Я ничего не понимаю». И Микоян говорит мне: «Молодец, что не врёшь! Девочка по-армянски говорит». Представляете, если бы я начала фантазировать, так сказать, "переводить" приветствие девочки?..»

Марина Львовна была очень мужественным и смелым человеком. И то, что она сделала для обретения советскими греками родного языка, иначе как подвигом назвать нельзя.

Вот что рассказывала она в своём интервью журналисту Никосу Сидиропулосу:
«...В 1980 г. я была приглашена в ЦК КПСС, где мне поручили  очень ответственное задание - оказать помощь этническим грекам, компактно проживающим на территории Грузии, в изучении родного греческого языка. ...В адрес высших руководителей партии и государства в Кремль в предверии 26-го съезда КПСС, пришло гневное письмо от греческих матерей из Сухуми (Абхазия), в котором они заявили, что, если их дети не получат право изучать свой родной язык, то к следующему учебному году они их в школу не пустят! Это было, конечно, сенсационно.

...ЦК принял решение сделать все, чтобы как-то исправить ситуацию. ...Встреча с заместителем министра просвещения  Татьяной Рогачевой в Сухуми. С ее стороны чувствовалось сочувствие по отношению к грекам….Встреча с греками. В их глазах напряжение…

В самом начале разговора они сказали, что уже многократно встречались с людьми из Москвы и Тбилиси. Общие слова, обещания, которые заканчивались ничем. ...Я им тогда сказала: Είμαστε μαζί σας (мы с вами). Тогда наши греческие друзья сказали, что на данном этапе их главное требование - публикация на передовой странице газеты «Советская Абхазия», в которой бы на официальном уровне подтверждалось, что министерством просвещения Абхазии принято решение об обучении греческих детей греческому языку ...Тогда, помню, бурлящей греческой аудитории в Сухуми мной было сказано, что такая публикация будет.

...Публикация вышла - интервью с министром просвещения Абхазии Канония, а потом интервью со мной и с Т. Рогачевой. Это был праздник для всех! Впервые после 1938 года официально  было заявлено, что греки получили признание.

...Личное знакомство с Грузией напрочь опровергло мое представление об особом чувстве интернационализма в этой республике. Конечно, я могу говорить только об этнических греках. Не нужно было быть большим политиком, чтобы с первых дней пребывания в Грузии ощутить четкую дискриминационную политику, которую проводило в отношении них тогдашнее грузинское правительство. Достаточно сказать, что даже министр просвещения Грузии Кинкладзе, зная о моем прибытии по поручению ЦК КПСС с четкой программой оказания помощи и поддержки местным грекам в изучении ими их родного языка, без обиняков предложил мне отказаться от своего решения. Он утверждал, что этнические греки уже стали грузинами, что им теперь свойственен грузинский менталитет - многие из них поменяли свои имена и фамилии на грузинский лад и комфортно при этом себя чувствуют.

– Скажите, товарищ Рытова, они, греки, вам платят за учебники, которые вы для них издаете? Мы вам заплатим за все учебники на сто лет вперед! Оставьте наших грузинских греков в покое! У них жизненный быт, уклад, обиход - грузинский. Что вы нам создаете головную боль с этим греческим образованием!

Однако, быстро поняв, что эти доводы для меня абсолютно не представляют какого-либо интереса, завершил свою беседу словами: « Я еще раз вам говорю, что это глупая, ненужная затея, и она никогда не сможет быть реализована в Грузии».Эта встреча во многом открыла мне глаза на то, что такое Интернационализм в понимании министра просвещения Грузии. …Тогда, в Грузии, я увидела этот двойной стандарт, где официально все прекрасно, все равны в своих правах, и где существует оборотная сторона медали».

После решения руководства страны в 1980 году о введении преподавания греческого языка в средних школах в местах ком­пактного проживания греков на территории бывшего СССР Ма­рина Львовна  возглавила работу по написанию учебни­ков и подготовке школьных учителей греческого языка. В ре­зультате была создана не имеющая аналогов серия учебников для 5-11 классов с методическими рекомендациями для учителей. Дважды в год на протяжении многих лет (1981-1996) она проводи­ла с привлечением лучших вузовских преподавателей специальные учительские семинары в различных уголках Грузии, где проживали наиболее многочисленные этнические колонии греков. Кроме того, в Московском педагогическом уни­верситете открылось греческое отделение, которое также возгла­вила Марина Львовна. В результате средняя школа была полно­стью укомплектована прекрасными учебными материалами по греческому языку и высококвалифицированными учительскими кадрами. Сейчас многие из педагогов-учеников Марины Львов­ны, получив соответствующую лицензию, продолжают учить де­тей понтийских греков, но уже в школах Греции, куда большин­ство из них уехало в период военных действий на территории  Грузии. Все понтийские греки испытывают чувство глубокой признательности к Марине Львовне, благодаря усилиям которой их дети получили возможность изучать свой родной язык.

Труды Марины Львовны Рытовой, общий объем которых составил свыше 100 печатных листов, не только пользуются большой популярностью в России и странах СНГ, но и широко известны во всем мире. Она являлась Почетным доктором Лейпцигского университета (1984 г.), Почетным доктором уни­верситета Патр (1997 г.), действительным членом Российской Академии педагогических наук (1997 г.), академиком Между­народной Академии духовного единства народов мира (1996 г.), Почетным гражданином городов Цалка, Дманиси (Грузия), Олимпия (Греция). В 2004 году ей было присвоено звание Почётного профессора МГИМО(У) МИД России.

Помимо колоссальной методической, педагогической и научной работы Марина Львовна являлась неутомимым обще­ственным деятелем и на протяжении многих лет возглавляла Общество дружбы России и Греции, была вице-президентом Общества дружбы России и Кипра. Ведя огромную работу по укреплению дружественных связей с народами Греции и Кипра, Марина Львовна обрела широкую известность в этих странах и непререкаемый авторитет.

В этой связи вспоминается один случай, который произошёл с нами в Греции. Мы с Мариной Львовной участвовали в одной научной конференции по греческому языку в Салоникском университете. После окончания работы на конференции мы решили заехать на три дня в Афины уже по делам Общества дружбы, надо было встретиться с руководством греческого Общества и обсудить вопросы сотрудничества с ректором Афинского университета.

Надо сказать, что незадолго до этого прошёл официальный визит Президента Греции Константиноса Стефанопулоса в Россию, в программе которого было несколько встреч с преподавателями греческого языка, с руководством российской Ассоциации культурного и делового сотрудничества с народами Греции и Кипра «Филия». В этих встречах, которые проходили в очень тёплой и конструктивной атмосфере, активное участие принимала Марина Львовна. Она была как всегда на высоте, и у неё с Президентом сложились очень доверительные, дружеские отношения. Прощаясь, он взял с неё слово, что она обязательно свяжется с ним, когда будет в Афинах.

Когда мы приехали в Афины, нас, конечно же, опекало всё посольство, ведь большинство его сотрудников – наши бывшие студенты. В разговоре с советником посольства Марина Львовна изложила ситуацию и попросила о содействии в организации встречи с Президентом. В ответ мы услышали скептическое замечание: «Ну что Вы, Марина Львовна, это наверняка была просто фраза вежливости. Получить так спонтанно аудиенцию у Президента немыслимо. Наш Посол уже три месяца не может к нему попасть.» Вернувшись домой, а остановились мы в представительской квартире посольства, любезно предоставленной нам по распоряжению посла, мы обсудили ситуацию и решили позвонить в секретариат Президента сами. Когда на следующий день в наше посольство раздался звонок с подтверждением аудиенции в Президентском дворце, изумлению не было предела. На встречу с Президентом Греции мы отправились в сопровождении Посла РФ в Греческой Республике Михаила Николаевича Бочарникова. Президент принял нас очень тепло, охарактеризовал свой визит в Россию как исключительно плодотворный, мы обсудили многие вопросы сотрудничества в гуманитарной сфере, в том числе и вопрос открытия отделения русского языка в Афинском университете. Прощаясь после этой встречи, Михаил Николаевич горячо поблагодарил Марину Львовну за помощь в организации аудиенции у Президента.

Заслуги профессора Рытовой Марины Львовны как учено­го, педагога-методиста и просветителя, внёсшего огромный вклад в дело распространения знаний греческого языка и греческой культуры, укрепления дружбы с народами Греции и Кипра признаны и высоко оцене­ны. Она была награждена орденом Каподистрии — высшей наградой Греции, Золотой медалью — высшей наградой Кипра, Золотой амфорой — премией Министерства культуры Греции, Золотой медалью мэра Афин, Золотой медалью Союза понтийских гре­ков, наградой Патриарха Московского и всея Руси — орденом Святой Ольги 3-ей степени. В 2001 году Марина Львовна Рытова указом Президента В.В. Путина была удостоена государ­ственной награды России — ордена Дружбы.

Хоть она и не стала актрисой,  свой врождённый артистизм Марина Львовна блестяще использовала в  переводческой,  преподавательской, и   общественной деятельности. Она прекрасно умела держать  аудиторию, была непревзойдённым рассказчиком, душой любого общества. Несколько лет подряд была бессменной ведущей новогодних вечеров профессорско-преподавательского состава в МГИМО. А как она пела,  как танцевала, своей замечательной энергетикой заряжая всех вокруг. Да ещё и какой очаровательной женщиной она была! Все окружающие были в неё влюблены. Удивительно одарённым и харизматичным человеком была Марина Львовна. Господь наградил её столькими талантами: великий педагог, замечательный  переводчик, глубокопорядочный человек, очаровательная женщина, прекрасная жена, мать, дочь, сестра, необыкновенно творческая поэтичная  душа.  Для меня она была всегда примером, эталоном на который надо равняться. Мы прошли с ней по жизни рядом, в одной упряжке, 41 год, и я на протяжении всех этих лет никогда не переставала  и продолжаю  до сих пор  восхищаться её высоким профессионализмом, умом, красотой души и силой духа.

12 мая 2009 года её не стало. Похоронена она на Хованском кладбище в Москве.

Её имя носит теперь одна из мультимедийных аудиторий МГИМО(У) МИД России, где находится собранная и её стараниями богатейшая греческая библиотека. Марина Львовна  продолжает жить в нашей памяти, в памяти всех, кому она дарила счастье общения с ней: в памяти своих коллег, в памяти своих многочисленных благодарных учеников, которым она отдала часть своего сердца, в памяти своих детей, внуков и правнуков, которые тоже по-своему продолжают Её дело. Дочка Инна стала прекрасным педагогом английского языка и трудится в МГУ им. Ломоносова, выучили греческий язык внучка Татьяна и сын Александр (выпускник МГИМО, кандидат исторических наук). Именно в нём с особой силой отозвалась артистическая душа Марины Львовны – он пишет стихи и занимается литературными переводами с греческого языка на русский. В этом в издательстве «Ателье Вентура» вышла книга «Балканский аккордеон» со стихами 55 греческих поэтов в переводе  Александра Рытова. Эту работу  он посвятил памяти своей матери:

«Жизнь моей Мамы всегда была наполнена поэзией и романтикой. И это не только её путешествия, которые она так любила, но и удивительно радостная повседневность. Каждый её день был счастьем. Каждый... Она умела обустраивать пространство вокруг, пространство вещей и людей. Все свое детство я слушал мамины истории о её детстве, войне, эвакуации, мы играли в шахматы, мы играли в карты, мы говорили обо всем и обо всех. Мир счастливой семьи всегда окружал меня. И это тоже была Её архитектура благоденствия и любви. Таков закон. Счастливые рождают счастливых и помогают несчастным. Это особая миссия. Нет сомнений, что Мама была рождена на этот свет, чтобы нести её. Сложно передать чувство защищенности и тепла, которые до сих пор живут в мне, даже теперь, когда моих родителей нет. Но в этом и есть смысл бытия - появиться ненадолго на этой планете, чтобы освятить её, рассеять густой мрак, который ползет по ней и проглатывает её живых. Мама дружила с замечательным греческим поэтом Никифоросом Вреттакосом. Вот мой перевод одного из его стихотворений:

Семья вместе

Куда ты собрался? Опять на мороз?
Зима на дворе, а ты весь промок...
Одежда твоя протерлась за годы,
и молнии выжгли цвет темных волос.

Но здесь, где лампада сияет, твой дом.
Садись рядом с камнем, у очага,
так как всегда...

Отец разбирает внимательно почту,
а мама - в делах своих, тихих, несрочных.
Так можно мне руку легко положить
на круглую гладь твоих мокрых колен?

Пусть бьется огонь в сердце дома родного,
Прошу, не спеши в землю бренную снова!
Мир радует глаз,
и все впереди.

Украсим деревья ракушками мидий,
свое полотно создадим,
а сейчас закроем все двери, зашторим окно,
чтоб слезы о прошлом никто не увидел...»

Голосов:
1

Комментариев: 0

Просмотров: 5557

Поделиться

Новости

26.11.2019 //20:12
Открыт барельеф на могиле художника Александра Рубцова в Тунисе
18.06.2019 //17:05
В Совфеде открылась выставка, посвященная переходу Русской эскадры из Крыма в Тунис
18.12.2018 //15:35
Вышел в свет сборник «Русский след в Словении»
01.08.2017 //17:17
Интернет-портал памяти героев Первой мировой стал общедоступным
30.03.2017 //13:19
Проживающая во Франции правнучка художника Константина Флавицкого получила российский паспорт
27.10.2016 //15:35
В Москве покажут 40 фильмов о русских эмигрантах
30.09.2016 //12:59
Американская синхронистка Мария Королева: «Люблю Россию, очень скучаю»
21.01.2016 //14:08
«Словенцы и русские»: в Любляне прошла конференция, посвященная русской эмиграции
14.12.2015 //13:41
Дочь белого генерала из армии Врангеля получила российский паспорт
30.11.2015 //12:35
Вдадимир Путин предоставил российское гражданство дочери белоэмигранта

Все новости

Также по теме