Статья

03.03.2015
Вера Криппа
Отцы и дети русской баронессы

Отцы и дети русской баронессы

С баронессой Еленой Николаевной Мейендорф я познакомилась в ее любимом городе Зальцбурге. Эта удивительная женщина щедро делилась воспоминаниями, рассказывала о текущих делах, количество которых с возрастом только увеличивалось. А ровно год назад Елены Николаевны не стало. И эта наша встреча оказалась последней…

В двадцатых годах прошлого века трудная эмигрантская судьба забросила известную на Руси семью баронов Мейендорф и в австрийский город Зальцбург.

Находится город высоко над уровнем моря, в горах. Но, так искусно расположены здесь непохожие друг на друга дома, что трудно заметить это естественное ограничение города - цепочку гор. А одна из них, ее называют Горой монахов, украшает даже центр Зальцбурга. В 1949 году ее «пробуравили», как сказала мне моя спутница, русская баронесса Елена Николаевна Мейендорф, и от основания до вершины построили лифт. Кстати, на самой вершине находится музей современного изобразительного искусства...

История же древнего рода Мейендорфов начиналась в России со времен царствования Петра Первого, когда он пригласил на службу немецких специалистов. Многие, женившись, задержались в России. Остались и Мейендорфы, потомки Рюриковичей... А если заглянуть в более далекое прошлое, в год 1040-й, то и там можно найти предков этой известной в мировой истории фамилии. Из поколения в поколение передается рассказ о Папе Римском Клименте Втором, который по рождению был Мейендорфом. Первое его повеление на Папском престоле - это отмена, так называемой, симонии. Симония - это в Риме было действо прощения грехов за деньги. «Не божественное это дело» - утверждал Климент Второй, «потому что только Господь Бог может прощать грехи за покаяние и деньги тут никакой роли не играют...»

Продолжая рассказ о своих предках, Елена Николаевна поведала еще одну,  похожую на притчу историю:

«Идет пароход по океану и видит капитан, что вдали плывет какой-то человек, и в одной руке он держит чемодан, а другой рукой - гребет. Капитан ему кричит в рупор: выкиньте чемодан, а то вы утоните, пока мы сможем вас спасти. А плывущий кричит в ответ: не могу, я - Мейендорф, а в чемодане - хроника нашей семьи...»

Есть в семейном архиве и одно очень интересное письмо. Письмо Фельдмаршала Кутузова баронессе Мейендорф: «..Два Ваших сына такие храбрые, что я могу гордиться тем, что я не настолько стар, чтобы не быть их другом...»

В России представители этого древнего рода были и прекрасными военачальниками, и успешными дипломатами, и видными общественными деятелями, и известными художниками...

Отец Елены Николаевны - барон Николай Богданович Мейендорф в России служил в лейб-гвардии конной артиллерии, а в эмиграции, закончив Академию художеств в Париже, стал знаменитым художником. Во многих храмах европейских столиц он оставил потомкам свою удивительную мозаику и иконы. Оставил он память о себе и в Зальцбурге. Мэр города заказал барону сделать две мозаики для местного музея современного искусства. Елена Николаевна была у отца подмастерьем. Размеряла бумагу, на которой клеится мозаика, потом монтировала все на стены, в бетон. Иконостас же из мозаики, для церкви Святой Троицы в Бостоне после смерти отца по его эскизам заканчивала она сама. Елена Николаевна все умела...

Еще раньше, в годы войны это и помогло ей выжить. Она организовала небольшую фирму и в течение двух лет возила в страну сахар, муку, жиры. А в то время разрешение на ввоз надо было брать у министра торговли.

«Когда я пришла к нему на третий год, он говорит: сколько вы хотите в этом году привезти сахара, муки и жиров? Я говорю: ни одного грамма, потому что цена упала, народ поел, насытился, начнут вкусные вещи искать... Так что дайте мне, пожалуйста, разрешение на привоз 12 тысяч кило перца. Он говорит: куда столько? А я ответила, что, конечно, распродам его и... Распродала все 12 тысяч за два месяца. В следующий раз министр спросил меня: сколько перцу вы хотите привезти? Ни одного грамма... И в четвертый год я возила толстые шерстяные материи, потому что во время войны вся одежда обтрепалась, и люди начали одеваться...»

Навык предпринимательства, видимо, генетически перешел к Елене Николаевне от ее деда по материнской линии, дворянина Александра Васильевича Асеева. Три брата Асеевых были известными людьми в Тамбове. На нескольких принадлежащих им фабриках ткали специальное полотно, из которых потом шили солдатские шинели. И именно из-за необыкновенной торговой смекалки и экономического чутья деду Елены Николаевны Столыпин предлагал пост министра финансов, от которого Александр Васильевич отказался. Он хотел заниматься своим любимым фабричным делом, и широкой благотворительной деятельностью.

«Он сделал собственный госпиталь для рабочих, давал им деньги, чтобы они делали ремонты в своих домах, построил школу и сам набирал туда хороших знающих учителей, следил, чтобы они учили детей и наукам, и быть верными царю и Отечеству».

Родному Отечеству верно служил и дед Елены Николаевны с отцовской стороны. Он был генерал-адъютантом последнего государя России и с личным докладом мог заходить к царю, если это было нужно, в любое время дня и ночи.

«Не могу вам не рассказать еще об одном моем предке - Петре Казимировиче Мейендорфе. Он служил трем Государям: Александру Первому, Николаю Первому и Александру Второму… Он был и прекрасным дипломатом, и видным общественным деятелем, получая всегда от всех Государей похвалу за работу. Он был в свое время послом в Вене и всегда очень правильно оценивал политическую обстановку, давал хорошие рекомендации Государю. Даже гениальный канцлер Бисмарк , известный во всем мире, пишет в своих мемуарах: "Я - ученик барона Мейендорфа Петра Казимировича, дипломата... "»

В один, из своих приездов в Москву Елене Николаевне устроили очень обрадовавшую ее экскурсию, в фамильный замок Мейендорфов, в Барвихе, где сегодня периодически проходят правительственные международные встречи.

«Я, когда приезжаю в Россию, часто плачу,  от того, что растрогана, или, наоборот, улыбаюсь от уха до уха, потому что на каждом шагу нахожу следы моих родственников. Была я как-то в Петербурге. Вызвала такси, чтобы поехать в Казанский Собор. Водитель предупредил, что на этой дороге много пробок и предложил отвести меня в Шуваловку. Я говорю: Шуваловка? Это почему так называется? Ну, говорит, один граф - Шувалов ее основал... У меня - мурашки по телу. Думаю, ясно, родственник. Так и оказалось... А недавно я была на конференции в Москве и около библиотеки МГУ увидела большой памятник, два или три метра высотой. Очень красивый старый господин. Я говорю: кто это? Мне сказали - Шувалов. Это был мой прапрадед, который основал первый Университет и был лучшим другом Ломоносова».

Рассказывая об известных предках Елены Николаевны, нельзя не вспомнить еще один эпизод, вошедший в историю семьи Мейендорфов. Речь идет о ее бабушке - графине Шуваловой . Она ждала двенадцатого ребенка и узнала, что молодые офицеры в офицерском собрании держат пари на деньги, будет ли у генерала-адъютанта мальчик или родится двенадцатая девочка... Бабушка Елены Николаевны была очень религиозным человеком, старых правил, и считала пари на деньги грехом.

«...Она сказала дедушке, пожалуйста, запрети это пари. Дедушка ей говорит, - милая моя, я не могу моим офицерам запрещать делать, что они хотят, в их свободное время. Бабушка вздохнула и решила проблему сама. В день, когда она родила, в офицерское собрание пришла телеграмма: "Пари недействительно, деньги обратно, мальчик и девочка". Так, Всевышний помог моей бабушке в ее проблеме, подарив ей сразу и мальчика, и девочку».

А Елена Николаевна продолжала знакомить меня со своим любимым городом:

«Вы видите, какой красавец наш город. Я, лично, считаю его самым красивым городом в мире и, поэтому, когда меня просили устроить для группы детей из Челябинска, их было 36 человек, отдых в Зальцбурге, я, конечно, согласилась. Это началось 15 лет назад и продолжается до сегодняшнего дня.»

Тогда группа туристов из Челябинска, где, как известно, экологическая обстановка оставляла желать лучшего, то ли надышавшись чистым горным воздухом, то ли покоренные красотой и уютом Зальцбурга, обратилась в местную православную церковь. А нельзя ли организовать здесь отдых в каникулы для их детей? Если кто-то и сможет Вам помочь, услышали они в ответ, то только Елена Мейендорф. Им дали адрес, и очень слабо надеясь на положительный исход, челябинцы все-таки отправились к баронессе. Удивились, что дверь в квартиру была открыта. «А я ее никогда не закрываю. Ведь ко мне по разным делам многие приходят...» Так началась их дружба. Конечно, возникло миллион проблем. Где жить, питаться, как передвигаться и т.д. Елена Николаевна обзвонила все монастыри, где есть школы, пустующие во время каникул, договорилась о питании в армейских казармах. Все помогали. И мэр города, и храмы, и просто жители Зальцбурга. И наконец, Елена Николаевна поехала за детьми в Челябинск...

« Представляете, 180 ребят стоят на вокзале и ждут меня. У меня своих детей нет и челябинские детишки стали моими. А потом и друзьями. Ведь многие уже выросли. Если 15 лет назад им было по 10,12 лет, то теперь у них уже свои дети. Меня радует, что многие стали хорошими музыкантами и для них я устраиваю концерты в замке Мирабель».

Зрительный зал этого замка считается самым красивым залом в стиле рококо во всей Европе. Фестиваль в Зальцбурге известен всему миру. На него приезжают королевские семьи из самых разных стран всех континентов. Билеты стоят очень дорого, но его устроители выделяют всегда для «челябинских детей» 30-40 билетов бесплатно. Проходит там, кстати, и ежегодный музыкальный фестиваль одаренных детей «Челябинск – Зальцбург». Его также 15 лет назад организовала Елена Николаевна Мейендорф.

Я была там перед самым Рождеством, когда город особенно наряден. Ледяное поле для катка вокруг памятника великому Моцарту, для которого Зальцбург - родной город, искрящийся водопад елочных украшений, улыбки, смех, нарядные дети, музыка Моцарта и вдруг... Над всем городом зазвучал завораживающий тембр голоса. Кто это? Один из лучших теноров мира - Николай Гедда (Устинов). Баронесса Мейендорф была у него менеджером.

«За два года, во время которых я занималась его концертами, в три раза подняла его гонорары. Это была тяжелая работа, потому что мы много ездили, я должна была обговорить все с прессой, а он, как всякий талантливый художник, всегда волновался, был злой перед концертами. В 1988 году, когда отмечалась круглая дата крещение Руси, я устроила пять концертов духовной русской музыки...»

Любя и уважая все русское, тем не менее, Елена Николаевна прекрасно видит и недостатки своей первой Родины.

«Наша страна богата, и все у нас есть, но порядка у нас нет. В русской душе нет системы. Поэтому, мои знакомые дипломаты всегда говорили: "Германия и Россия должны быть друзьями. У немцев есть это самое чувство организации и порядка, а у нас - гениальность, душа, благородство". Я люблю Австрию, но, когда приезжаю в Россию, чувствую, что это моя страна...»

Баронесса Мейендорф награждена российским Орденом Екатерины Великой первой степени за заслуги в укреплении дружбы между народами и большой личный вклад в сохранении и развитии русской культуры за рубежом.

Журнал «Русский век», №2 2015 год

Голосов:
3

Комментариев: 0

Просмотров: 7240

Поделиться

Также по теме