Публикации

29.04.2015
Вера Криппа
Династия Гучковых

Династия Гучковых

Потомков этого знаменитого в России рода судьба разбросала по разным странам. Но многие его представители свои имена навсегда вписали в историю Государства Российского.

С Андреем Александровичем Гучковым я познакомилась в Париже несколько лет тому назад. Здесь он и родился. Его отец - Александр Иванович Гучков, известный российский политический деятель, лидер партии «Союз 17 октября», председатель III Государственной думы, военный и морской министр Временного правительства России.

Как и у всех детей эмигрантов первой волны, у Андрея Александровича было нелегкое детство, но потом учеба в Парижском университете, работа переводчиком, преподавателем. С малых лет завороженно слушая рассказы родителей о России, он мечтал посетить Москву, Питер, увидеть Волгу и много-много берез... Но мечта сбылась, только когда ему было уже 32 года.

«Когда мы впервые приземлились в Шереметьево, вышли, и первое, что я увидел - вокруг много детей. И все блондины, такие же, как мои дети. Но говорят по-русски отлично, без акцента. Это нас очень удивило. А потом был восторг от поэзии. Не от Москвы, я не люблю небоскребы. Но люди, которые прошли через очень трудные времена, столько пережили, и они читали в те времена книги в метро, и... поэзию».

Андрей Александрович до последних своих дней часто ездил в Москву. В постперестроечной России он занимался делами международной амнистии. Будучи увлеченным фотолюбителем, стал почетным членом Союза фотохудожников России. Он объездил полстраны - по окрестностям Москвы и Питера, был на Соловках и на Байкале, добрался с фотокамерой до Магадана... Побывал Андрей Александрович и в деревне Скрыпорово, что в 100 километрах от Москвы, недалеко от города Боровска.

Во второй половине ХVIII века именно здесь родился Федор Гучков - основатель фамильного рода, разбросанного сегодня по разным странам, но в свое время вписавшего многие свои имена в историю Государства Российского. Впрочем, фамилия Гучковых постепенно вобрала в себя не менее известных представителей рода врачей Боткиных и знаменитых русских промышленников Зиминых...

Сам же Федор Гучков родом из бедной крестьянской семьи. По распоряжению местной помещицы маленького мальчика отправили на заработки в Первопрестольную. Он был определен учеником на ткацко-прядильную фабрику. Быстро овладев мастерством и накопив денег, он выкупил на волю себя, свою семью и... всю деревню Скрыпорово. В селе Семеновском под Москвой он основал уже собственное ткацкое производство. Гучков постоянно расширял предприятие, и к 1812 г. оно стало по тем временам крупным: на нем использовалось около 50 станков.

Во время войны 1812 г. фабрика сгорела, но уже в следующем году Федор Гучков приступил к созданию нового крупного предприятия в Москве - Преображенской фабрики в Лефортове. Еще при жизни он передал управление фабрикой своим сыновьям Ефиму (прадеду Андрея Александровича) и Ивану. Братья внедряли на фабрике самую современную по тем временам технику, благодаря чему предприятие производило продукцию высокого качества. В Москве и Петербурге были открыты магазины «Русские изделия», где успешно продавались знаменитые товары Гучковых.

При фабрике была основана школа для сирот. В ней ежегодно воспитывалось около ста мальчиков, которые потом становились мастерами в различных сферах фабричного производства.

Много полезных дел оставил Федор Гучков потомкам. Но судьба его оказалась поистине трагической. Федор Алексеевич по праву считался одним из известнейших в Москве староверов и активно поддерживал собратьев по вере, гонения на которых все усиливались. В результате – арест, ссылка в далекий Петрозаводск, где он и скончался в 1856 г.

…В Женеве живет еще один из потомков знаменитого рода, сын Андрея Александровича Гучкова - Иван Андреевич. Он занимается банковским делом, очень любит неторопливую Женеву, размеренность жизни ее обитателей, альпийскую прозрачность и чистоту воздуха, живописный символ города - Женевское озеро со знаменитым мощным фонтаном.

Но порой ему становится тесно в этой размеренности, и он рвется в беспокойную Москву, которую также беззаветно любит... Передал он эту любовь к российской столице и своим детям. Его дочь училась в Лозанне, но сама изъявила желание проходить студенческую медицинскую практику в клиниках Москвы. Так же, как и его отец, Иван Андреевич живо вспоминает свой первый визит в нашу столицу...

- Я ночи не спал, ходил по городу и просто не верил, что все говорят по-русски. Для меня это был шок, открытие. Помню, что жил тогда в гостинице «Метрополь». Я получал огромное удовольствие, когда милиционер у входа спрашивал меня: «Ты куда?» Он меня не пускал и думал, что я русский... А второе удовольствие было, наверное, когда в метро меня останавливали и спрашивали, как куда-то проехать? Тоже очень приятно было... Потом, в 90-е годы для меня был большой шок, что есть такой флаг: бело-сине-красный, который был только у моего деда, только у него дома я видел такой флаг. И здесь, на Елисейских полях Ельцин приезжает, и такой флаг, мой флаг, то есть домашний мой флаг - на Елисейских полях...

О своей же благотворительной деятельности в Москве Иван Андреевич рассказывал очень скупо, сразу переводя разговор на другую тему. Хотя именно эта деятельность испокон веков была присуща всем Гучковым. Еще в 1858-1859 годах купец первой гильдии, московский городской голова Ефим Федорович Гучков был инициатором и непосредственным участником строительства больниц и школ для детей, родители которых умерли во время эпидемии холеры.

Ефим Федорович Гучков был не единственным представителем этой известной российской фамилии, занимавшим почетную должность московского головы. Действительный статский советник и также московский городской голова с 1905 по 1912 год - Николай Иванович Гучков.

Став градоначальником, он взял курс на хозяйственную деятельность во благо родного города. Его быстро полюбили горожане. Гучков открыл Университет Шенявского, развернул строительство школ, по его инициативе в городе были разбиты многочисленные скверы. Москва получила лучший в России трамвай - вместо старой скрипучей колымаги по рельсам побежал современный по тому времени комфортабельный вагон. Свою заработную плату городского головы, которая, конечно, была немалой, он никогда не приносил домой, оставлял ее в своем столе, чтобы раздавать просителям.

В 20-х годах Николай Иванович был вынужден покинуть Россию. По семейной легенде, перед отъездом во дворе дома на Маросейке он закопал сундучок с драгоценностями жены. Он был так уверен в скором возвращении, что не сообщил никому из детей, где они спрятаны. До сих пор о судьбе этого клада ничего не известно.

Родной брат Николая Гучкова – Александр Иванович, пожалуй, самая известная фигура этого знаменитого клана. О нем в небольшом женевском кафе мне рассказывает его внук – Иван Андреевич Гучков.

- Во время войны с Японией мой дед - Александр Иванович Гучков добровольно, как представитель Красного Креста, остался в Порт-Артуре с ранеными бойцами, и после этого, когда он вернулся в Москву, он еще был гласным Московской городской думы, зал стоя его приветствовал. Как героя.

Мой дед был председателем Думы несколько лет. Третьей Думы. Это был уникальный период в истории России, где была какая-то честная, нормальная демократия, от 1905 года и до начала войны. Была роль Думы, была роль правительства, была роль царя - все как-то красиво, все совмещалось тогда.

В нашей семье существует одна интересная легенда. В 1899 г. Александр Иванович в качестве добровольца (вместе с братом Федором) отправился в Трансвааль, где участвовал в англо-бурской войне на стороне буров - у них были свои понятия о свободе и независимости. Они воевали против англичан, и Александр был ранен, попал в плен. Когда совершали обмен пленными, в группе пленных англичан находился молодой лейтенант с фамилией Черчилль. А спустя почти 20 лет, в 1918 г. Александр Гучков часто приезжал в Лондон к военному министру Черчиллю с просьбой помочь в поддержке белого движения. И Черчилль действительно им помог...

О старшей дочери Александра Ивановича - Вере - стоит рассказать особо. Она выбрала свой, чужой для этой семьи путь. Когда ей исполнилось 18, она решила, что коммунизм, большевики - это хорошо и навсегда. Бросила семью, которая жила во Франции, и вернулась в Россию. А в 1936 г. вместе с мужем, англичанином, она поехала в воюющую Испанию. Муж там погиб, а Вера продолжала сражаться за свободу... Но позже, несмотря на свои взгляды и для спасения собственной жизни, она была вынуждена вновь эмигрировать во Францию.

- Но до последних дней она была очень близка к Советскому Союзу и не могла согласиться, что в чем-то ошиблась... – говорит Иван Андреевич.

Кафе, в котором мы беседуем, знаменито национальным блюдом «Фондю» - сыр заливается белым вином, потом снова - слой сыра, опять белое вино и вновь сыр... Потом в одну кастрюлю все торжественно начинают макать кусочки белого хлеба.

- Есть в этом какая-то солидарность, - сказал мне напоследок Иван Андреевич. - Представьте себе, такая маленькая страна, четыре языка, и они живут все вместе... И это началось не сегодня, не вчера. Они давно живут все вместе... Вот собрать бы всех вместе в Москве, в любимом городе наших предков, всю громадную семью Гучковых, Зиминых, Боткиных... Корни-то у нас одни - Федор Гучков да российская деревня Скрыпорово...

Журнал «Русский век», №4 2015 год



http://ruvek.ru/?module=articles&action=view&id=9710