Аудио

Ирландец в России не скучает по родине

Ксения Мельникова, "Голос России"

Почему уроженец Белфаста, живя в России, почти не скучает по Ирландии и как российская девушка со своим индийским мужем оказалась в Окленде, рассказали журналист из Северной Ирландии Бенджамин Гловер и соотечественница из Новой Зеландии Лена Мохэнти

В другой стране

В конце марта на войсковой круг Забайкальского казачьего войска в Читу приедут казаки из Австралии. Участников мероприятия от австралийской станицы они определили в середине февраля в Сиднее. Однако нерешенным остается вопрос о гражданстве.

Заместитель атамана австралийской станицы заявил, что многие из казаков хотели бы переехать в Россию, но не все готовы расплатиться за это австралийским паспортом. В настоящее время нет возможности получить второе гражданство, не отказавшись от австралийского. Однако надежда на разрешение этого вопроса есть.

Госдума рассматривает два законопроекта, касающиеся внесения изменений и дополнений в федеральный закон "О гражданстве РФ". Забайкальское казачье войско также готовит законодательные инициативы о предоставлении права на двойное гражданство в особом порядке потомкам казаков, проживавших на территории Российской империи и вынужденных покинуть свои земли в связи со сменой государственного строя и началом Гражданской войны.

Зачем ирландцу русский язык?

Когда заходишь на страницу в Facebook ирландца Бенджамина Гловера, первое, что бросается в глаза, - фотография с надписью: "Я был в России - здесь нет медведей". Нет, сам он никогда не задавал себе этот вопрос, просто устал повторять своим друзьям из Ирландии, что в России у него все хорошо и здесь совсем не страшно. Некоторые все равно не верят. С русскими друзьями другая проблема - они никак не могут привыкнуть, что, обращаясь к ним, Бенджамин говорит "вы". К этому привык еще в школе.

Бенджамин Гловер: "Я начал учить русский язык в 11 лет. В Северной Ирландии была единственная школа в Белфасте, где можно было изучать русский язык. Во-первых, у меня была возможность, во-вторых, мой папа работал в это время в Москве".

Отец Бенджамина прожил в России около 10 лет, к нему на каникулы Бенджамин вместе с братьями приезжал каждый год, вместе ездили на экскурсии в русские города. Постепенно он влюбился в Россию. В школе на выбор было много языков: французский, латинский, греческий, итальянский, немецкий и испанский. Директор школы особо не уговаривал учить русский.

Бенджамин Гловер: "Испанский очень популярен в Европе, около миллиарда человек в мире изучают его. Немецкий - это бизнес-язык Европы. А Россия… Сейчас в ней есть проблемы, но лет через 10 их не будет, все будет хорошо".

С этой мыслью Бенджамин отчаянно зубрил русские глаголы и штудировал непослушную грамматику. Несмотря на все сложности самого русского, учиться было легко. Если немецкий и испанский учили по 30 человек в группе, то группа русского языка вначале насчитывала шестерых учеников, потом их и вовсе осталось трое.

Бенджамин Гловер: "У нас была своеобразная маленькая семья, почти весь урок проходил на русском языке".

Семь лет в школе, потом еще пять в институте в шотландском Глазго. Казалось, Бенджамин был неразлучен с таким ненавистным ему русским. На отделении славянских языков приходилось учить историю, литературу и даже политику России. А вот и самая любимая цитата Бенджамина:

Бенджамин Гловер: "Рукописи не горят". Все друзья говорят: "Как вы можете понять русский язык, если не прочитали ни одной книги в оригинале?".

На третьем курсе поехал на стажировку в Москву, думал, что будет учиться с русскими студентами и жить в семье. Учиться пришлось в группе иностранцев и вскоре переехать в общежитие:

Бенджамин Гловер: "Семьей оказалась бабушка".

Единственное, что Бенджамин совсем не понимает сейчас:

Бенджамин Гловер: "Это русификация английских слов. Это не вечеринка, не тусовка, это "пати".

По окончании института решил, что раз полжизни учил русский, работу надо искать в России. Пригласили работать в посольстве Великобритании в России. На собеседовании в Москве выяснилось, что знание русского ирландцу потребуется для вклеивания британских виз в российские паспорта.

С горя пошел в ирландский паб, хозяин заведения дал ему пару контактов, и уже через несколько дней Бенджамин работал редактором на английском канале. То, что Москва примет его с распростертыми объятиями, Бенджамину даже не снилось. Сейчас у него много русских друзей. Бенджамин говорит, он понял, что русские - это те же ирландцы, только вместо виски и эля пьют водку.

Бенджамин Гловер: "Ирландцам нравится выпить, как и русским".

Различия между двумя народами ирландец понимает по-своему:

Бенджамин Гловер: "Когда я готовлю индийские или корейские блюда, это очень остро для русских. Москва - мой родной город, здесь большинство моих друзей, здесь есть возможности, хорошая работа, друзья, зарплата. В Ирландии - только мама и папа".

Вопрос друзей в Ирландии и России - а где же его родина теперь? - застает Бенджамина врасплох:

Бенджамин Гловер: "Я добавил статус в Facebook, когда был в Ирландии: "Вернусь домой через 2 дня", потом задумался: "Подождите, где моя родина сейчас?".

Единственное, что не совсем понимают русские друзья, это черный юмор Бенджамина. Ирландцы шутят над тем, чего боятся, например, над старостью или смертью. Однако сам Бенджамин утверждает обратное:

Бенджамин Гловер: "У ирландцев и русских общий черный юмор, он похож - в нашей истории были ужасные трагедии".

Приехав в Россию, Бенджамин признается, что по родной Ирландии не скучает, в свободное от работы время танцует танго, читает любимого Гоголя и мечтает построить российско-ирландскую семью.

По эту сторону

На Камчатке завершена реализация краевой программы по оказанию содействия добровольному переселению в регион соотечественников, проживающих за рубежом. Всего за три года на Камчатку переселились 1044 человека, в том числе 712 участников государственной программы и 332 члена их семей. Прибывшие переселенцы устроились на вакантные рабочие места врачей, учителей различных специализаций, инженеров-энергетиков, сотрудников дорожного хозяйства, воспитателей, бурильщиков, газоэлектросварщиков.

Россия - Великобритания - Новая Зеландия

Елена Бычкова, а теперь Лена Мохэнти, живет в Новой Зеландии. Когда маленькая Лена как зачарованная смотрела рекламу новозеландского масла с красивыми пейзажами и бескрайними просторами, ей даже в голову не приходило, что когда-то она будет жить в этой стране и скучать по России.

Папа-военный переезжал вместе с мамой и старшим братом Лены с места на место. Так, прямо перед рождением Лены семья оказалась в Узбекистане, поэтому в графе "Место рождения" у Лены стоит город Ташкент.

Наверное, то, что в этом городе проживало много людей из разных советских республик, помогло Лене легко общаться с жителями разных стран и представителями разных культур уже во взрослой жизни. После распада СССР семья оказалась в городе Александрове Владимирской области. Как признается сама девушка, она была неспокойным ребенком:

Лена Мохэнти: "Я была девочка-ураган, но, тем не менее, умудрилась исправно ходить в музыкальную школу и участвовать в различных конкурсах".

Потом был иняз, который Лена закончила с красным дипломом, и решение продолжить учебу в Лондонском университете. Девушке предстояло изучать политологию и международные отношения. С будущим мужем Роханом Лена познакомилась в Лондоне, их комнаты в общежитии были на одном этаже.

Увидев красивую русскую девушку, молодой индиец Ро пропал. Каждый день приходил чинить Интернет, проводить экскурсии по Лондону и учить Лену бытовому английскому. Вообще Рохан родился в индийском Мумбае, потом переехал в Лондон. От природы спортивный, больше всего на свете любит крикет. Через три недели после знакомства молодые люди поняли, что жить друг без друга не могут.

Лена Мохэнти: "Когда я была маленькая, в Узбекистане проводился год советско-индийской дружбы. Всей семьей мы поехали смотреть концерты от разных штатов. На одном из них из всей толпы меня, маленькую девочку, заприметил индийский танцор и подарил красивый тюрбан на память. Мама до сих вспоминает и смеется, что это был знак свыше".

Первое романтическое свидание, поездка в Париж на День святого Валентина, коробки с записками, первый приготовленный Роханом ужин - все это Лена сразу полюбила. Но то, насколько Рохан заботливый, девушка поняла, когда в Лондоне первый раз заболела.

Лена Мохэнти: "У него был панический страх, когда я болела. Мы-то люди привычные, каждую зиму у нас по 2-3 простуды, а для него это было что-то с чем-то. Он не понимал, зачем я пью чай с малиной и почему натираю ноги и спину водкой, думал, что я схожу с ума от высокой температуры и веду себя неадекватно.

Прошло около года, прежде, чем он тоже стал мазать себя водкой и верить в чудесное исцеление. Так смешно было смотреть, как он потом рекомендовал это своим друзьям. Кроме того, Рохан научился сплевывать через левое плечо и говорить "тьфу-тьфу-тьфу".

Предложение Рохан сделал Лене уже в Новой Зеландии: испек вишневый пирог и спрятал коробку с кольцом в наволочку подушки. Вначале Лена боялась, что родители Рохана ее не примут, потому что, во-первых, она из другой страны, а, во-вторых, во многих индийских семьях по-прежнему существуют браки по договоренности.

Однако родители Рохана, проживающие в Новой Зеландии, наоборот, обрадовались своей будущей русской невестке, потому что сами много лет назад поженились по любви. В Окленде Лена сразу нашла работу, сейчас она занимается госпроектом в сфере телекоммуникаций.

Лена и Рохан поженились на Гоа: вначале была традиционная индийская церемония, на следующий день Лена надела белое платье. На работе русские друзья показали Лене магазин с русскими продуктами, туда она теперь ходит, когда особенно скучает по России.

Лена Мохэнти: "Я скучаю по семье и друзьям. Я не могу наблюдать за своим племянником, как он растет. Я пропускаю дни рождения, свадьбы близких. Но я счастлива, что все, что осталось в России, - любовь, преданность и внимание - на том же уровне, что и тогда, когда я уезжала".