Публикации

Из бухгалтеров в доярки

Первыми участниками Программы по оказанию содействия добровольному переселению в Псковскую область соотечественников, проживающих за рубежом, стали граждане Армении, до этого жившие и работавшие в областном центре.

 Семья Марутян в Армении обитала в небольшом провинциальном городке недалеко от границы с Ираном. Там у них была трехкомнатная квартира, родные и друзья. А потом муж и жена с маленьким ребенком отправились в Россию, по сути – в неизвестность. Потому что на родине, по их словам, жизнь остановилась, замерла. Не было ни работы, ни перспектив, ни будущего. И это при том, что у обоих неплохие специальности: она – бухгалтер, он – сварщик.

–  Честно скажу, большинство в Армении живут на ту помощь, которую им оказывают родные, переехавшие в Россию, Америку, Израиль, –  рассказывает участница программы Манушак Марутян. – Все наши прежние соседи так существуют. И в городе заработать негде, предприятия все закрыты. Пенсии моей мамы не хватает даже на оплату коммунальных услуг. Люди овощи сажают, кур разводят – этим и спасаются. Однако кто может, все уезжают. Мои сестра и брат уже граждане России. Вот и мы с мужем решились на переезд, когда дочка родилась. Ей же нужно развиваться, учиться. Нет, родителей мы не бросали, только у нас по традиции с ними остается младший сын. Поэтому сейчас их опекают наши с мужем младшие братья.

Россию переселенцы не воспринимали как настоящую заграницу. Оба супруга родились еще в Советском Союзе, свободно владеют русским языком. Манушак родом из Узбекистана, обучалась на русском и в школе, и в техникуме. У молодых людей масса родственников и знакомых устроились в российских городах. Они и в Псков направились, потому что там живет хорошая подруга Манушак – армянка по национальности, бежавшая в свое время из Азербайджана. У подруги своя фирма, большая квартира. Она переселенцев и приютила, и работой обеспечила –  Манушак трудилась за прилавком в ее магазине. Так прошло два года: Марутян оформили разрешение на временное проживание, работали без устали, их дочка ходила в садик. Но до российского гражданства им было еще далеко, а без него, как они быстро поняли, возможности совсем не те.

Подключение Псковской области к реализации Государственной программы практически совпало с принятием поправок, предоставивших право на участие в ней не только соотечественникам из-за рубежа, но и тем, кто постоянно или временно проживает на законном основании на территории Российской Федерации. Этой возможностью и воспользовалась семья Марутян.

–  Для нас важно, что по Госпрограмме можно быстро получить гражданство по упрощенной процедуре, плюс другую поддержку оказывают, –  объясняет Манушак. – Вот жилье нам дали. А то сколько можно жить у подруги в гостях –  она, конечно, ни намека не сделала, но нам самим неудобно.

Жилье армянским переселенцам, действительно, предоставили – трехкомнатный коттедж в деревне Липне Дедовичского района, в 140 км от Пскова. Правда, дом не новый и пока «без удобств», поэтому требует вложения немалых сил и средств. К тому же его дали не за «красивые глаза», а в качестве поддержки по Программе переселения. А Программа по действующим правилам предполагает привязку переселенца к определенному рабочему месту. В данном случае таким местом является ферма в Липне, на которой Манушак работает дояркой, а ее муж скотником.

Наверное, в Псковской области можно было бы найти вакансии бухгалтеров и сварщиков, но областная Программа переселения соотечественников нацелена именно на сельское хозяйство – она даже получила название «Село Псковщины». В Программу входят двенадцать территорий вселения, сплошь территории сельскохозяйственного производства, в том числе и Дедовичский район. Такой подход вполне обоснован, ведь деревня, и не в одной Псковской области, а по всей России, буквально вымирает. И Манушак Марутян подтверждает, что в их огромной Липне полно пустых домов. Работать на земле и со скотиной становится некому. Больше всего нуждается сельское хозяйство Псковской области в работниках по производству молочной и животноводческой продукции, машинистах сельскохозяйственного, землеройного, подъемного и другого подвижного, погрузочно-разгрузочного оборудования.

Одним из путей решения «кадрового голода» на селе региональная власть видит реализацию долгосрочной целевой Программы переселения. Областной программой запланировано за три года принять 245 семей – всего около тысячи человек.

Соотечественникам предлагается «социальный пакет», включающий в себя обеспечение мест в детских садах и школах, государственных и муниципальных профессиональных образовательных учреждениях, доступ к социальным программам, действующим на территориях вселения, услуги здравоохранения и государственной службы занятости.

Однако семья Марутян сможет воспользоваться не всеми благами, полагающимися участникам Госпрограммы. Поскольку переселенцы прибыли из Армении самостоятельно и до вступления в Госпрограмму, им не положена компенсация за проезд и оформление въездных документов. Вопрос с выплатой «подъемных» решается. Пока что они в средствах скорее потеряли – на новом месте зарплата животновода составляет порядка 5 тыс. рублей в месяц, а квартиру в Армении переселенцы не продали, поскольку в ней остались жить родные. Переехать из Пскова в деревню новоселам помогли родственники, они же дали денег на первое время.

Но Манушак и ее муж не унывают. Они говорят: «Мы знали, на что идем». Их недостроенный коттедж по местным меркам настоящие хоромы, а если его как следует отделать, то и вовсе превратится во дворец. Зарплата на ферме невелика, зато молоко можно брать по 16 рублей за литр – свежее, натуральное. Из него и творог, и простокваша, и брынза отличные выходят. Впереди лето, овощи с собственного огорода, куры свои – жить можно. Соседи приняли переселенцев сердечно, готовы помочь советом и делом, посидеть с дочкой, если нужно отлучиться. А отлучаться доярке приходится регулярно. И график работы, пожалуй, главная для нее на сегодня трудность.

–  Я знала, что будет тяжело, но не ожидала, что настолько, –  признается Манушак. – Причина не в самой работе: с электродоилками я справляюсь и коров люблю. Дала им имена – Сонька, Матильда, Красавица, так они на них откликаются! Но вот подниматься каждый день затемно, практически ночью – это для меня испытание. На ферму надо приходить три раза – в 4 утра, днем в 12 и вечером в 19 часов. А от нашего дома до фермы далековато. Но я не одна из деревни так хожу. И директор обещал, что, может быть, поближе к ферме нам дом подберет.

Зарубежные соотечественники, которые хотели бы стать участниками Госпрограммы, как правило, люди городские. А среди территорий вселения преобладают сельские районы, и рабочие места предлагаются в основном не в офисах, а в поле, цехе, на ферме. Это становится преградой для многих желающих переехать в Россию. В то же время достаточное количество переселенцев все же решились, как семья Марутян, поселиться в деревне. В этом есть свои плюсы: природа, воздух, хорошая экология, здоровый образ жизни. Но прежде чем совершить подобный шаг, необходимо его тщательно обдумать.

Манушак Марутян уверена, что ближайшие годы ее семья точно проведет в деревне Липне. Не исключено, что и останется здесь. Это зависит от нескольких условий, причем смена нынешней работы на соответствующую специальности среди них не значится.

–  Мы никуда больше не поедем, если этот или другой похожий дом отдадут нам в собственность, если мы будем здоровы, если купим какую-нибудь машину, чтобы возить ребенка в райцентр Дедовичи на занятия, –  перечисляет Манушак. – От Липны до него километров десять-пятнадцать, детей возят в школу на автобусе. Но я бы хотела учить дочку еще в музыкальной школе – она тоже там есть, записать в спортивную секцию. И поликлиника тоже находится в райцентре, а у нас в деревне один фельдшер – мало ли что случится. С машиной же проблем не будет. И в Псков легко можно будет съездить к друзьям. А все остальное нас устраивает.

 Журнал "Русский век" № 3, 2012