Публикации

Из Прибалтики – в Смоленск

В Смоленскую область сегодня довольно активно переселяются даже из Прибалтики, в частности - из Латвии. Наш корреспондент пообщался с теми, кто нашел новый дом на Смоленщине, переехав туда из Риги

Европейский город стал чужим…

Рижанка Нина Тиатко переселилась в Смоленскую область год назад – живет там теперь, горя не знает и готовится развивать в российской глубинке туризм, причем на уровне всей Европы. Пока ее муж Петр занимается любимым электротехническим делом, а сын Эдгар делает карьеру в системе администрации Смоленской области, сама Нина Михайловна намерена популяризировать регион от Прибалтики до самой Франции.

- А что? Почему бы на Смоленщине собственным бизнесом не заняться - туристическим?! Это ведь один из красивейших и интереснейших регионов России. И в Европе он почти никому не известен, разве что очень эрудированным, знающим историю Отечественной войны 1812 года и читавшим о «старой Смоленской дороге», по которой отступала армия Наполеона, - рассказывает Нина Михайловна. – К тому же, что в Европе такого интересного осталось, кроме городской архитектуры? Леса вырублены, воду пить можно только из бутылок, кругом дома-дома-дома…

Размаха в Европе нет! А в России, и даже в центральной ее части – в Смоленской области, - экология не испорчена, природа красивейшая, девственные леса, сказочные реки и луга. Европейцу здесь будет на что посмотреть! Тем более мы с семьей переселились ближе к Витебской области соседки Белоруссии, а тут вообще красотища: за границей вовсе заповедник, да и с российской стороны места – мечта поэта (ну или эколога).

Но это теперь Нина Михайловна такая бодрая, поскольку и переселилась удачно, и перспективы видит (заметим, несмотря на то, что уже пенсионерка!). А еще несколько лет назад – с начала экономического кризиса - она не знала, как с семьей жить дальше в Латвии. Ее сын до кризиса устроился на одно предприятие в городе Саласпилс (полчаса езды на машине от столицы), где занимался металлообработкой. Но как только в Европе начались экономические проблемы, саласпилсское предприятие то открывалось, то закрывалось – по мере поступления заказов. А их с каждым днем было все меньше. И у мужа Петра похожая история: он работал на фирме, которая занималась монтажом оборудования, например для химчисток. Начался кризис, и монтировать уже было нечего: заказов не поступало – клиенты банкротились один за другим.

- И у сына, и у мужа работы с каждым днем становилось все меньше, поэтому мы и стали искать возможность переселиться из страны. Куда? В Европе во многих странах стало еще хуже, чем в Латвии. А деньги нам были нужны позарез, поскольку приходилось разбираться с кредитом на дом. Ладно, с горем пополам мы погасили кредит, но… Жить ведь и дальше надо. На что? И тогда вдруг попалась статья в одной латвийской газете - о переселении соотечественников. Заинтересовала тема.

В том же номере я прочла интервью со знаменитым прибалтийским историком Игорем Гусевым о его книге «История латвийских русских» - и вообще о русском мире, где говорилось о переселении славян, как они, не боясь ничего, искали и находили новый дом. Я настолько была поражена, что… В общем, тут одно на другое наслоилось! И подумала я вот что. Почему нам, славянам, не переселиться туда, где наши корни? Насколько весь русский мир огромный! К тому же мой отец был родом из Смоленского края. Поэтому я уже на клеточном уровне вдруг почувствовала свою связь с Россией. Пришла в офис латвийского представительства Федеральной миграционной службы при посольстве России, который в Риге на улице Кришьяна Валдемара, 33-27, где меня очень хорошо приняли, все подробно рассказали и помогли оформить документы.

Туда, где здоровья больше

- Кто-то, может, и рассказывает, будто в России к мигрантам, к переселенцам плохо относятся, но только не мы. И мы этому теперь уже точно не поверим, поскольку сами увидели и испытали, как принимают настоящие русские люди. Отлично принимают! –  воскликнула Нина Михайловна. - Причем тут ведь речь идет не только о нас, о людях «из Европы», но обо всех мигрантах. В Смоленской области не обижают, а принимают по-людски, поддерживают всем миром, – особенно, если говорить о глубинке, о деревнях. Там, в глубинке, в районах области все на виду – понятно, кто чего стоит. И если человек работящий, непьющий, желающий начать новую жизнь, тогда ему все будут помогать.      

Между прочим, из Латвии (да и вообще Прибалтики!) все больше народа, насколько я знаю, интересуется переселением в Смоленскую область. Одна знакомая семья бывших латвийцев теперь собирается тоже заняться частным бизнесом в Смоленской области, но только мы – туристическим, а она – добывать сапропель (исключительно ценные донные отложения, которые сформировались из отмершей водной растительности, остатков живых организмов) на заболоченной местности. В Смоленской области сапропеля так много, что уже ведутся серьезные разговоры о полномасштабной добыче и экспорте. Он и в качестве лекарственного средства используется, и как удобрение, и даже при ликвидации ЧП в море – разливов нефтепродуктов (сапропель — превосходный абсорбент).

Другая знакомая семья, уже из Литвы, планирует тут заниматься «профессиональным собирательством» – грибов и ягод в лесах, потом будут все заготавливать и продавать. Собирательством в отдельных районах Смоленской области заниматься одно удовольствие, поскольку конкурентов почти нет – мало жителей в глубинке. Знакомые подсчитали все и поняли: такой вот «собирательский бизнес» выгодное дело, причем крайне слабо развитое…  

И еще что меня привлекло в России. Здесь я уже пенсионерка. А в Латвии, судя по всему, и не дожила бы до пенсии, поскольку возраст выхода на покой с каждым днем только растет. И я понимаю людей, которые принимают гражданство России (отказываются от латвийского паспорта!), в том числе ради пенсии. Но главное, почему выбирают гражданство России, – это стабильность и ясное будущее. Я, пенсионерка, легко могу в России и частным бизнесом заниматься, и обычную работу найти. В России людей в возрасте на работу принимают без проблем – в отличие от Латвии, где «тем, кому за…» уже податься просто некуда, - подытожила Нина Тиатко.

Ярцево ярче Риги

О том, что мигрантов принимают с распростертыми объятиями, рассказала и бывшая рижанка Людмила Юденкова, переселившаяся в Смоленскую область тоже около года назад – и уже прочно обосновавшаяся на месте.

- Я формально сейчас закреплена в Ярцевском районе, где у меня квартира есть, но работаю в самом Смоленске, - рассказывает Людмила Юденкова. - Могу судить о том, как принимают переселенцев и в районах, и в центре. Хорошо принимают! Жители Смоленщины, как и вообще россияне, люди душевные. Не смотрят они, откуда человек приехал, какой у него цвет кожи и говорит ли он с характерным акцентом. Главное, чтобы он человеком был!

Я-то вернулась в Смоленскую область как на историческую родину. В 17 лет я уехала в Латвию, в Ригу, где работала юристом двадцать пять лет. Потом случилась перестройка, у меня ребенок появился, затем приключилась независимость республики, смутное время 1990-х… Я все это пережила с семьей! И, между прочим, у меня всегда в Риге была неплохая работа – в одном госучреждении. Но все равно, хоть проблем с трудоустройством в Латвии у меня и не было, однако решила переселиться в Россию, в Смоленскую область.

И если молодые люди больше о Западе думают – покупают туда «билет в один конец», то люди постарше оценивают возможности вернуться на «историческую родину». Я, между прочим, решила переехать в Россию довольно спонтанно – еще в 1990-х, а потом уверенно шла к реализации «глобального плана». К слову, судя по наплыву народа в латвийское представительство Федеральной миграционной службы – в Россию желает переселиться с каждым днем все больше людей. Я, между прочим, на Смоленщину переселилась пока одна, а в Латвии у меня осталась дочь, но она уже взрослая и сама знает, как свою жизнь строить. Не исключено, и она вскоре ко мне переедет…

Сейчас в Смоленске я работаю на фирме у племянницы – администратором в одном частном учебном центре, где занимаются переводами, изучают иностранные языки. Есть еще и частный детский сад, где тоже преподают языки. И я занимаюсь решением разных юридических вопросов, что мне понятно и ясно. В России, друзья мои, вообще все ясно и понятно. Тут легко, - уверена Людмила Юденкова.

Кого там ждут?

В Смоленской области в первую очередь - вот прямо сейчас! - нужны следующие специалисты. Везде требуются учителя (для работы в городах и, главное, в сельской местности), завучи, директора школ, руководители музыкальных кружков и народной самодеятельности при ДК, воспитатели детских садиков (они в области открываются один за другим, поскольку уверенно увеличивается рождаемость). В районах ждут медсестер и врачей. В сельской местности примут агрономов, ветврачей, зоотехников, механизаторов, специалистов машинного доения, инженеров. Есть вакансии и для строителей – каменщиков, плотников, столяров, а также примут специалистов деревообрабатывающей промышленности.

Журнал "Русский век" №5 2014