Публикации

«Мы бежали от войны»

БРОНШТЕЙНЫ — одна из трёх израильских семей, переехавших в Калининград по госпрограмме переселения соотечественников за последние два года. В июле у них кончается временная регистрация, которую продлевают переселенцам в течение первых двух лет. Куда им потом деваться? 

На прошлой неделе Ксения Бронштейн написала президенту РФ Медведеву на сайт: «Программа хорошая, спасибо.., но недодуман вопрос с регистрацией».

Бронштейнов четверо: Ксения, Александр и две дочки: Соня и Полиша. За прописку нынче ушлые люди просят в среднем 20 тыс. руб. на человека — итого 80 тыс. в год. Жить и работать без регистрации, нарушая закон, тоже не хочется.

— Была бы реальная ипотека, — мечтает Ксения. — А то в Сбербанке, чтобы получить 2 млн на квартиру, нужно представить справку, что наш совокупный доход — 50 тыс. руб. и впоследствии выплачивать по 33 тыс. руб. в месяц. В Израиле банк так не грабил. дали ссуду с нуля и ипотеку под 4,5%.

Там семья 5 лет выплачивала проценты за хорошую 4-комнатную квартиру в городке Афула — между Хайфой и Назаретом. Правда, продав её, не выручили ничего — проценты не успели выплатить до отъезда, поэтому в Калининграде живут в съёмной квартире.


Где у вас бомбоубежище?

Почему уехали? Теракты в Израиле — вещь повседневная. Но в 2006 г. там началась настоящая война. «Было страшно, каждый день бомбили», — вспоминает Ксения. «Как назло, летом, — вставляет Соня, — на каникулах». Мать хватала Полишку, Соня — сумки с водой и документами — и бежали в бомбоубежище. Сирена завывала по нескольку раз в сутки.

Война войной, а на работу надо было ходить каждый день. То что ребёнок оставался дома один, никого не волновало. И Ксения сказала мужу: «надо уезжать».

— В Калининграде у меня друзья, — продолжает моя собеседница. — Да и, честно говоря, прожив 7 лет на чужбине, я так и не привыкла. Постоянно был страх: что-то неправильно скажу, что-то неправильно пойму на работе… А тут ещё мама обмолвилась: «Ксеня, есть такая программа переселения…» Саша съездил в Калининград в 2008 г. и вернулся с книжечкой о программе. Мы всё внимательно изучили и поехали заполнять анкеты в российское посольство в Тель-Авиве. В апреле 2008-го пришёл положительный ответ, и летом мы были здесь. Нам оплатили контейнер, билеты. Дали подъёмные: 60 тыс. руб. на главу семьи и по 20 — на остальных. В областной миграционной службе Любовь НЕСВИТ отнеслась к нам со всей душой.

Соню сначала отправили к бабушке в Тихвин (под Санкт-Петербургом) — подтягивать русский. Бабушка — педагог. Когда девочку провели по школе, чтобы показать, где она будет учиться , та первым делом спросила: «А где у вас бомбоубежище?»


Российские детсады — лучшие

В этом убедилась Ксения, а ей есть с чем сравнить. Младшая дочь, Полина, родилась в Израиле. Там женщине разрешается побыть в декрете всего три оплачиваемых месяца — хочешь — до родов, хочешь — после. Поэтому израильтянок увозят рожать прямо с рабочего места.

— В Афуле детский сад работал с 8.00 до 13.20, а я — с 8.00 до 17.00, — рассказывает мама. — С Полишей сначала соглашались сидеть родственники и знакомые, а затем я устроила её в частный сад за $300 в месяц. Сумма большая, но мы справлялись: Саша, работая в ночные и дневные смены без выходных и проходных, получал на пластиковом заводе $2 тыс., я в аналитической лаборатории завода «Кнауф» — $1,5 тыс. В Израиле проблемы рождаемости решают не финансовой поддержкой, как у нас, а религиозным воспитанием: женщины в иудейских семьях рожают, сколько здоровье позволит. К примеру, у 33-летней учительницы Сони было семеро детей. И это не предел…

В Калининграде Бронштейнам помогли определить младшую дочь в детский сад, старшую — в школу. Ксения устроилась в лабораторию «Газпрома», супруг трудится строителем. Но на ипотеку им всё равно не хватит. Вот и написали письмо президенту. Ведь они такие не одни. В области тысячи переселенцев, которым приходится оплачивать фиктивную прописку и регистрацию.



Евгения Бондаренко,
АиФ Калиниград