24.11.2021 Ольга Стрельцова

Сам себе мастер и многодетный отец Станислав Парфинович из Льговского района рассказал о том, как ему живётся в деревне

Государственная программа переселенияЦентральный ФОКурская областьОбществоЖизнь в России
Фото: kurierlgov.ru

Сам себе мастер

Удивительно складываются судьбы людей! Кто-то где родился – там и пригодился, а кому-то в поисках своего места и дела по душе приходится бродить по свету. Счастье, когда в пути ты не один, а ведомый Божьей волей и своей семьёй…

Из города – в село

Свой переезд в село Густомой из Узбекистана семья Парфинович начала в середине нулевых. Сначала в Россию перебрались Игорь и Лилия Парфинович, потом его родители Татьяна Викторовна и Вадим Борисович, а следом и старший их сын Станислав с супругой Ксенией и двумя сыновьями. Позже на гостеприимную густомойскую землю приехали мама Ксении с сыном.

До этого они все жили в городе Ангрен Ташкентской области. Когда-то он был развитым промышленным центром с более чем стотысячным населением. Возник город в 1941 году, когда после начала разработки угольного месторождения возле реки Ахангаран (Ангрен) в Ташкентской области Узбекистана, несколько кишлаков объединили в рабочий поселок «Ангреншахтстрой». В 1946-м ему присвоили статус города и новое название – Ангрен. Сюда съезжались строители, рабочие и квалифицированные специалисты со всех концов огромной советской страны. Кроме градообразующего предприятия по добыче бурого угля, были построены и работали цементный, асфальтобетонный, химико-металлургический, машиностроительные заводы, завод железобетонных конструкций, две электростанции – Ангренская и Новоангренская ГРЭС…

Но с распадом СССР всё закончилось. В начале 1990-х встало производство, еще через пару лет в домах не стало газа, света, потом отопления и воды. Забились и полопались трубы, перестала работать канализация. Оставшись без работы, света, газа и тепла, население города стало замерзать. Жители многоэтажек возле подъездов разводили костры, чтобы приготовить какую-то еду, согреть кипяток. Началось повальное бегство.

– Мы лежали в одежде под двумя одеялами, а по бокам кровати горели свечи, – вспоминает Станислав, – изо рта шёл пар, а за окном минус пятнадцать. Чтобы согреться, люди ставили в квартирах наспех сваренные буржуйки, а их коптящие трубы торчали прямо из окон!

Мужчины в поисках заработка ехали в Казахстан и Россию, заодно выбирая новое место жительства для своих семей. За несколько лет Ангрен покинуло больше половины жителей города. Квартиры продавали за бесценок, а из брошенных выламывалось всё: от сантехники до линолеума. Сейчас там целые кварталы пустых домов. На место выехавших русских, украинцев, крымских и казанских татар, немцев, а также части самих узбеков, приехали выходцы из соседних кишлаков и из Ферганской долины, где ситуация была ещё хуже. Но постепенно, как говорит мама Ксении Парфинович Наталья Борисовна Мунч, жизнь в Ангрене налаживалась. Ко времени её отъезда в 2009-м году в квартиры стали проводить газ...

«Чьих будете?»

Станислав, помотавшись несколько лет на заработки в Казахстан, нашёл стабильную работу монтажником в Санкт-Петербурге. Туда он ездил вместе с другом Денисом Внуковским, который тоже к тому времени перебрался в Густомой и сейчас вместе с супругой Натальей воспитывает четверых детей. Во Льговский район мужчины приезжали лишь на зиму. В 2008-м Станислав уговорил жену приехать из Ангрена погостить в Густомой с детьми. Старшему Кириллу на тот момент было пять лет, младшему Даниле – два года. Обратно они не поехали. Пока не купили свой домик на улице Гагарина, жили у родителей Станислава на Курской. Ксения – учитель математики и информатики по образованию – начала работать в Густомойской средней школе, а Стас устроился поближе к семье, на завод в Курчатове.

– Первую зиму было, конечно, тяжело, – вспоминает Ксения, – в доме паровое отопление, к утру становилось холодно. Уезжая на работу, муж растапливал котёл, а я на переменах в школе бегала домой подкидывать уголь…

Денег, которые Парфинович выручили за свою квартиру в Ангрене, им хватило лишь на пристройку к дому. Теперь там ванная и туалет. Супруги заново провели коммуникации, сделали газовое отопление – всё своими руками! В 2011-м они получили российское гражданство по госпрограмме содействия переселению соотечественников, хотя поначалу сотрудники миграционной службы не верили, что эта молодая семья останется жить в селе…

– Мы ни разу не пожалели о своем выборе, – говорит Ксения. – Это же счастье – просыпаться в собственном доме, где тепло! А ещё мне нравится работать на земле, растения, особенно цветущие – моя слабость. Муж любит мастерить, ему по душе возиться в гараже, обустраивать дом, работать с деревом, со сваркой. В квартире это невозможно…

semya_parfinovich_73_1.jpg

В 2012-м у Стаса и Ксении случилось прибавление – родилась дочь Виолетта, а спустя пять лет в подарок маме на День учителя появилась младшенькая София. Их история любви началась ещё в детстве, они жили в Ангрене в одном доме, в соседних подъездах, играли «в домики», где Стас всегда был папой, а Ксения – мамой. Учились в одной школе, в параллельных классах. После девятого Стас ушел учиться в техникум, а Ксения заканчивала одиннадцать.

– Нам было по 18 лет, когда будущий муж предложил встречаться, – вспоминает Ксения. – А спустя год 21 сентября 2002-го мы поженились. Венчались уже здесь, в Густомое, в Михайловском храме 21 сентября 2013 года. Теперь всё по-взрослому, более ответственно…

Местные жители к Парфиновичам всё присматривались, спрашивали: «Чьих будете?» Потом по привычке прозвали их «Зайцевы», потому что раньше в этом доме жила семья с таким же дворовым прозвищем …

– Работать на земле нас никто не учил, сами пробовали, что-то в интернете находили, ну и соседи, конечно, помогали, – продолжает Ксения. – Первые грядки делали на удивление местным бабушкам «домиком», как принято в Узбекистане, чтобы воду сохранить…

Кролики у «Зайцевых» не прижились, зато есть инкубатор, который Стас сделал сам. Из первой закладки в тысячу яиц вывелось всего 10 цыплят…

– Ошиблись мы тогда с температурой и технологией, но теперь наладили процесс, – улыбается Ксения. – А этим летом на Троицу к нам пчелиный рой прилетел! Муж с младшим сыном Даней поселили его в новый улей, сейчас их у нас пять стало, мёд замечательный!

Соцконтракт в помощь

Ещё с юности глава семейства мечтал работать сам на себя. Когда в обиход вошли кнопочные мобильные, купил компьютерные программы, с помощью которых вместе с другом закачивал в черно-белые устройства картинки и мелодии на заказ. Смастерил аппарат для изготовления поп-корна, вручил его соседским ребятишкам, чтоб те подзаработали на улице.

– В первый день мальчишки весь поп-корн съели сами, на второй принесли какие-то деньги, а на третий, когда несли аппарат домой, уронили его и разбили, – со смехом вспоминает Станислав.

Позже Парфинович попытался в Ангрене открыть кафе, но в тревожные времена городу было не до этого. На новой родине в Густомое, занимаясь обустройством дома, Стас учился работать с деревом, камнем, со сваркой… Варил мангалы, построил на заднем дворе большую беседку с топчаном в узбекском стиле, турник для мальчишек, мастерскую-гараж. Возникла идея изготовления садовой мебели на заказ – очень уж нравятся друзьям и знакомым складные стулья-шезлонги, которые вместе с младшим сыном-девятиклассником делает Стас.

polki.jpg

– Наша семья считается малообеспеченной, ведь официально работаю только я, – говорит Ксения Парфинович. – Чтобы мы смогли повысить свой доход, в отделе соцзащиты населения администрации Льговского района нам предложили заключить социальный контракт на открытие своего дела.

Супруги составили бизнес-план, зарегистрировались самозанятыми и получили от государства помощь – 250 тысяч рублей. Купили на эти деньги прицеп к автомобилю, чтобы возить материал, а ещё оборудование для деревообработки. На собственные сбережения, которые изначально планировали потратить на ремонт крыши, приобрели домик по соседству – в нём Станислав оборудует сушилку и покрасочную. Но деревянные обрезки с лесопилки сушатся там уже сейчас. Тут же стоит раритет, его первое деревянное изделие – гладильная доска из дуба, прослужившая верой и правдой любимой супруге не один год…

Из обрезков Станислав умудряется мастерить полезные интерьерные изделия малой формы: подставки для смартфона, ёмкости для хранения зубных щёток, кухонные толкушки, скалки, молоточки, вазы для искусственных и высушенных цветов, полочки… Из материала посерьёзнее делает скамейки, стулья, ульи, качели, лавочки.

– Проблема лишь со сбытом, – говорит Станислав. – Зарегистрировался на OZONе, но там выгоднее тем предпринимателям, кто сдаёт на реализацию крупные партии. Одно-два заказанных изделия мне нужно отправлять по почте, а учитывая их малую стоимость (подставка для смартфона 150 рублей) и пересылку, которую я сам оплачиваю, – не выгодно. Пока выручает «сарафанное» радио, аккаунты в соцсетях и друзья.

stulya.jpg

В единстве – сила

За большими деньгами супруги не гонятся, им важно, что они вместе. Правда, старший Кирилл уже студент 2-го курса, учится на факультете физкультуры и спорта в Курском госуниверситете, домой приезжает каждую пятницу. Он и его брат Данил увлекаются боксом, старший, кстати, кандидат в мастера спорта. А ещё они оба влюблены в футбол, причем, Данил Парфинович несколько раз становился лучшим игроком детско-юношеского турнира на Кубок газеты «Курьер». Девятилетняя Виолетта учится в четвёртом классе, любимый урок у неё физкультура и особенно баскетбол. Младшей Соне пять лет, она воспитанница детского сада в Марьино Рыльского района.

В садик и на тренировки по боксу в соседнее село детей возят по очереди многодетные густомойские отцы из «узбекской диаспоры» – либо Стас Парфинович, либо его брат Игорь, либо их друг Денис. Ремонтируют и строят дома мужчины тоже вместе.

Курьер Lgov