Публикации

Программа переселения: «усекновение» не есть лучшее средство от головной боли

Во второй половине марта Правительство Российской Федерации предварительно одобрило новый бюджет на 2009 г., согласно которому предполагается сокращение финансирование программы содействия добровольному переселению российских соотечественников, проживающих вне России. Оно уменьшится больше чем в 4 раза. 

Для русского населения в Казахстане это известие стало больше чем неожиданностью. И удивил нас даже не сам факт сокращения финансирования в «разы», что можно было бы объяснить разразившимся финансовым кризисом, а то, что инициировало секвестирование бюджета программы руководство органов ФМС, которое в лице Константина Полторанина заявило, что «в этом году больше 20 000 переселенцев в Россию все равно не приедут». Тем самым федеральная миграционная служба России заявила об отсутствии миграционного потенциала среди соотечественников, с чем мы не можем согласиться. 

В странах СНГ, в особенности, таких как Украина и Казахстан, «миграционные настроения» среди соотечественников не снижаются. По крайней мере, о миграционном потенциале в Казахстане мы судим по тому, что ежедневно в общественные приемные нашей организации в среднем обращаются 15-20 человек за информацией о программе содействия добровольному переселению и по вопросам переезда в Россию. Если мы умножим количество обратившихся на число наших филиалов (22) и на количество рабочих дней (24), то получается, что только за один месяц обращается около 9000 человек. В подавляющем большинстве своем это русские люди, в возрасте 35-40 лет, имеющих высшее, или среднее специальное образование, то есть наиболее трудоспособная часть соотечественников. 

Возникают закономерные вопрос, почему так мало людей желают воспользоваться программой переселения, а выбирают, в основном, переезд за собственный счет? Почему люди не желают воспользоваться «преимуществами» программы переселения? Почему они, получив необходимую информацию, восклицают: это же крепостное право!? 

В самом деле, ограниченность территорий вселения, необходимость проживания на ней минимум 2 года, отсутствие в большинстве регионов специального жилищного фонда для переселенцев, и соответственно необходимость «влезать» в кредитную кабалу - все это отбивает желание воспользоваться таким «содействием» в переселении.

Создаётся устойчивое впечатление, что программу переселения соотечественников в России целенаправленно топят. Сонм номенклатурных чиновников, в основном из верхних управленческих эшелонов, ставят свои корыстные интересы выше государственных и тем самым сводят на нет все усилия верховной власти. В связи с этим не случайными выглядят слова Сергея Миронова о «свирепой и абсолютно безответственной российской бюрократии». 

А ведь надо отчётливо понимать, что речь идёт о престиже государства и демографическом выживании страны. И соотечественники, возвращающиеся на свою историческую Родину, как минимум, должны знать, что российская держава не отнесётся к ним как к сезонным рабочим. Слава Богу, сейчас нашим людям нет никакой нужды бежать из «горячих точек», бросая всё кровно нажитое. Люди едут к себе домой - навсегда, и потому хотят рожать, растить и учить своих детей в нормальных, человеческих условиях. Экстрима им хватало в недавнем прошлом!

Как-то мне пришлось беседовать о программе с одним довольно успешным русским предпринимателем. На вопрос, почему его заинтересовала программа переселения, он ответил, что как только закончится кризис, он обязательно продаст в Казахстане свой бизнес и уедет. В отличие от многих других посетителей общественной приемной, он не стал жаловаться на «выдавливание» его с рынка по национальному признаку, наоборот Сергей (давайте мы его так назовем) сказал, что пока он этого не ощущает. А вопрос переселения его заинтересовал из-за детей. «Хочу, чтобы они получили нормальное образование, - добавил он. - А здесь они такого не никогда получат». 

Самое интересное в беседе произошло в тот момент, когда он понял детали механизма получения статуса добровольного переселенца и переезда на территорию вселения. Молча полистав буклеты, он вдруг сказал мне: «Знаете, у меня младший брат живет в Австралии. Он меня звал к нему переехать, и, наверное, я к нему поеду. Не хочется мне что-то за станком остаток жизни простоять где-то в Тмутаракани. Почему бы просто не облегчить для русских получение гражданства? И дать им возможность самим определять, где жить - в Москве, или на Камчатке? По этой программе я только загоню себя в глушь, да и то в основном за собственные деньги, да еще и неизвестно дадут ли мне жилье, или придется брать кредит в банке». 

И мне его возмущение кажется справедливым. Депрессивные регионы России, теряющей ежегодно 700 тыс. человек, «не залатаешь» с помощью соотечественников – здесь нужны другие стимулы и механизмы. Зато возрастёт приток грамотных и здоровых людей, воспитанных на одной культуре с большинством коренного населения России. С их помощью можно было бы снизить влияние демографического кризиса и оживить «мёртвые» мощности и производства.

Сейчас идет подготовка изменений и дополнений в закон о российских соотечественниках. В этом новом законе, основным правомочием - которым российский соотечественник должен отличаться от других иностранных граждан - должно стать право вернуться в любой момент на историческую Родину и получить гражданство в кратчайшие сроки, без каких-либо условий, особенно ограничений в выборе места жительства. 

Проблему же «депрессивных» регионов нужно решать с помощью национальных программ, которые должны распространяться на «коренных» россиян и российских соотечественников, где последние должны рассматриваться как полноправные участники.

Автор: Максим Крамаренко - руководитель Республиканского славянского движения «Лад» в Казахстане

Источник: www.russians.kz