Публикации

Соотечественники в своем Отечестве

«Когда ж постранствуешь, воротишься домой, И дым отечества нам сладок и приятен»


Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему.

Л.Н. Толстой




Выросло уже целое поколение русских людей, и не только за нынешними пределами России, – людей взрослых, которым объяснять надобно, что за строки приводит здесь в эпиграфе автор, кто такой Грибоедов, и из какого романа, и которого из Толстых цитируют в этой статье. Распалась связь времен, распалась великая страна, распадается стройная система отечественного русского образования. Даже в России с исторической памятью плохо, что уж говорить о бывших окраинах империи, где «по бокам-то все косточки русские»… Переименовываются русские города и улицы, перевирается доброе, вдохновенно сочиняется злое. За 20 минувших лет распродано советское (читай все же – русское) наследство, растащено, проедено материальное, а теперь переименовано и переписано всё духовное.

Грустно, но приходится самому себе напоминать, что инициатором и зачинщиком подобного переписывания выступила в свое время именно Россия. Родина наша подала пример: забудьте про меня все хорошее, смотрите, как я оговариваю себя, и вы делайте то же самое! И делают! И в постсоветских республиках, и в цивилизованной культурной Европе, и за океаном Атлантическим… Теперь удивляются московские идеологи и политики: как они могут так нагло врать? А посмотри биографию этих нынешних борцов за историческую правду, и особенно библиографию их – так там такое сыщется, никакому латышскому Добелису или украинскому Ющенко не придумать такой клеветы на Россию и нашу историю.

Как соединить несоединимое, как связать грубо оборванную нить? Как непротиворечиво уложить в сознании чествование в России Ельцина, якобы «давшего нам свободу», и латышский орден «Трех звезд», полученный им незадолго до кончины из рук одиозной Вайры-Вике Фрейберги? Орден за предательство брошенных на произвол судьбы русских людей и уступку важнейших российских государственных и национальных интересов.

Обо всем этом можно и нужно говорить много. И говорить правду. Есть, есть проблемы в новой России и проблемы кругом, куда ни посмотри. Но вот только… Но вот только вчера получил письмо от друзей из Риги.

По тридцать лет обоим – муж да жена. Бьются, но никак не выехать им в Россию. Жилья своего по молодости лет еще не нажили, живут сами и дочку растят на съемных квартирах. Оба с высшим образованием, хорошие специалисты, но работы в Латвии сейчас просто нет. И денег нет. И дочери, которой в школу идти вот-вот, учиться придется на латышском языке. И будущего в Латвии нет у них никакого – ни у родителей, ни у малышки с красивым именем Злата.


Давно бы уже, любыми путями в Россию уехали – домой! Родители, старенькие совсем, держат. Денег на переезд и жилье в России нет – просто выжить бы в нынешние голодные для Прибалтики годы. Программа переселения соотечественников ничего хорошего не обещает, только сковывает по рукам и ногам. Но все равно, стоят ночами за российским гражданством; сдают – русские, образование на русском языке получившие, экзамены по русскому языку, сдают не в Риге, а в Эстонии, в Таллине, за 100 евро, простенькие, на аульных таджиков рассчитанные тесты… И вот уже третий месяц не могут из Таллина справку получить, без которой не принимают документы на российское гражданство. Почта с бумажками из Москвы после Нового года в Таллин еще не приходила … А время идет, деньги кончаются, работы нет, дочка растет, жизнь превращается в тоскливое ожидание и понимание – сколько еще испытаний впереди. Но выбор у них твердый – только в Россию! Хоть и молодая пара, а поездила уже по свету, на заработках аж в Америке побывали и даже не раз. Но хотят домой – на Родину.

И это молодые совсем ребята, в России не жившие никогда подолгу, только в гостях. А домой их тянет. И ребенка растить полулатышкой не хотят. Но ведь и люди постарше застряли в той же Латвии на десятки лет не по своей воле. Поди, заработай денег на переезд! А только приподнялись чуть-чуть – кризис уничтожил все сбережения, а недвижимость стоить стала просто копейки, да и за копейки её не покупает сейчас никто.

В гости к нам приезжала молодая семья, дочка простудилась, температура под сорок. Вызвали «Скорую помощь», доктор девочку осмотрела, приняла срочные меры, подробно рассказала как дальше лечить и велела вызывать опять, в случае обострения. И уехала, денег не взяла. Мама девочки плачет и плачет: никогда в Латвии ребенка педиатр участковый так внимательно не осматривал, как здесь, в России, врач со «Скорой». Да в Риге сейчас и «Скорую» не вызовешь – только если уже при смерти совсем, и то еще денег сдерут за вызов, как за необоснованный. И врачей не осталось, и больницы позакрывали, и стоит все непомерно. Вот и плачет молодая женщина, что возвращаться ей скоро назад – в европейскую Латвию.

Ругаем мы все у себя дома. И забываем, что все познается в сравнении.

Много у нас, в новой России, свинцовых мерзостей жизни и несправедливости, но только на Родине мы живем, дома у себя, где и стены помогают, и это не пустые слова для тех, кто знает, что такое стены чужие.

Друг детства застрял в Риге. Все ждал, что жилье его подорожает еще чуть-чуть, и тогда, наконец, всю свою большую семью, уже российских граждан, он перетащит в Россию. Не рассчитал, цены рухнули – теперь уже третий год сидит на отремонтированном, подготовленном к продаже недвижимом имуществе и выхода никакого у него нет. Родители за это время совсем состарились, слегли. Он и жена с сестрой остались без работы. Куда ехать? На что? Никакая Госпрограмма по переселению соотечественников ему не помощник. Да и придумана программа та не для репатриации русских, а для банального набора трудовых ресурсов – все равно откуда и все равно каких.

Коллега из Риги приехал с племянницей к нам в гости. Девчушка на моих глазах росла – вот ей уже и девятнадцать. С тех пор, как в Россию вернулся, я ее не видел, пять лет прошло. Показываю девушке Петербург, говорю: смотри Ника, это все твое! Твоя Родина, твой город, твои музеи, скульптуры, дворцы и парки, заводы и мосты, история твоего народа – ты имеешь на это полное право, ты ведь русская!

А она плачет, потому что билет на поезд обратно в Латвию уже куплен. И хотя Ника с 16-ти лет каждое лето трудится в Англии на заводе на конвейере, чтобы заработать на институт, она не верит, что когда-нибудь ей удастся снова увидеть Россию. В Англию, Ирландию – проще, дешевле и ближе.

Судеб, подобных судьбам моих друзей – миллионы. Да и я не про всех рассказал. Те, кто во власти заявляет, что потенциал переселения исчерпан – не лукавит, а просто… глагол позабористей вставьте сами.

Я и сам до России 15 лет добирался, пока осилил переезд и смог родителей и родственников престарелых с собой перевезти, не бросить их умирать там, куда их служить в свое время Родина отправила. А пока курсировал на поездах да автобусах из Риги в Питер, каждый раз по визе, хоть и негражданин был, все чаще встречал таких же русских людей, как я. А многие уже в Россию давно переехали и теперь делились опытом под перестук вагонных колес.

«Нашу русскую школу самой первой в Риге закрыли, – рассказывает попутчица средних лет. – А у меня двое мальчиков. Вот тогда мы с мужем и поняли, что это конец. Что детей надо спасать и из Латвии в Россию уезжать любой ценой. Это было в 94 году. Трудно было очень. Назанимали денег – до сих пор отдаем. Свою квартиру в Риге практически бросили, стоила она тогда сущие копейки. Купили малюсенькую, старенькую в Питере. Я инженер, муж – моряк. Работы ни тут, ни там нет. Но выжили. Дети закончили университет, уже опора. И у нас все со временем наладилось. Я главным инженером в крупнейшей библиотеке работаю. Муж ходит в море. Дети уже работают, старший скоро женится. И подумать страшно, что было бы с нами, останься мы в Латвии тогда! Очень было трудно. Не все так смогли как мы – у каждого свои обстоятельства, материальные возможности, личные проблемы. Но рижан здесь очень много. И никто не жалуется. Вот только вспоминать о Латвии, и о том, что когда-то там жили, не хочет никто. И никому не рассказывает. Боятся люди сглазить свое тихое счастье – жить по-человечески».

Сосед у меня по даче русский из Казахстана. Тоже приехали всей семьей, с прабабушкой 90 лет. И с собаками и кошками. Большая семья живет на Псковщине – там дом купили хороший и дешевый. Родители и бабка пенсию получают. А сам сосед – электрик он, вместе с женой снимает жилье в Ленобласти, деньги зарабатывает, скоро квартиру купит.

Через двор – рижские евреи. Очень интеллигентная семья. Она дома чем-то своим занимается, муж в Москве работает, там для образованного человека возможностей больше, хоть Питер и рядом. И они не жалеют о переезде, только с горечью вспоминают упущенные в Латвии, бесцельные, в пустоту канувшие годы жизни до переезда в Россию.

Так ведь в Прибалтике все же проще, чем в Средней Азии или на Кавказе. А те наши соотечественники, кто застрял там? Им каково?

Счастливые истории, как счастливые семьи – одинаковые у всех. Миллионы русских и нерусских, но любящих Россию людей, пробились своими силами, без помощи государства, а часто даже воле его вопреки, на Родину. Многие ведь и Россию-то увидели в первый раз, потому что еще родители, дедушки-бабушки отправлены были когда-то Москвой на окраины огромной страны. Вернулись, устроились, обжились. И стали жить. Нормальной, человеческой жизнью, полноправными людьми, которых никто не пнет ни в переносном смысле, ни в прямом за то, что они – русские. За то, что они в Казахстане, Туркмении, Латвии, Азербайджане, да даже в Чечне или Ингушетии – чужие.

Счастливые, одинаковые истории. Истории, которых не выкладывают в Интернет, о которых не рассказывают журналистам и правозащитникам. Вернулись на Родину и живем вместе со своей страной и своим народом. Со всеми особенностями и трудностями нашей жизни. И радостями общими и возможностями – тоже! «Когда ж постранствуешь, воротишься домой, И дым отечества нам сладок и приятен», – сказал поэт. Вот только постранствовать для этого надо. А из тех, кто судьбами соотечественников в министерствах ведает, мало кто «странствовал», кроме как в турпоездки в свое удовольствие. И хоть и смеется над старым анекдотом о разнице между туризмом и эмиграцией, да только смысла настоящего этой горькой шутки – не понимает.

Можно много говорить о том, как слезы навертываются на глаза, когда в первые месяцы жизни в России видишь военного или омоновца (!) и понимаешь – он тебе не враг! Государство тебе – не враг! И ты не чужой, ты – дома. А главное – дети твои дома и выучатся, и жить, и расти будут дома. И никто никогда их не тронет за то, что они не латыши, не туркмены, не казахи…

Но не принято о таком говорить и такое рассказывать. Тихое счастье никому не интересно!
Да и не ищет никто из журналистов истории со счастливым концом – такая вот странная пропаганда переселения получается…

Прав классик. Несчастные привлекают внимание! А их, к сожалению, хватает. Вот и мы, на нашем портале «Россия и соотечественники» тоже все больше говорим о человеческом горе и о том, как бы его облегчить, поправить или совсем исключить. И гнев охватывает часто, когда видишь, что по банальной чиновничьей глупости, равнодушию, лености, недосмотру, некомпетентности, а не только по злой воле и корысти страдают миллионы русских людей, мечтающих, но не имеющих возможности вернуться на Родину.

А потом тебе звонят из Риги. Из Таллина. Потом открываешь почтовый ящик и каждое письмо там из ближнего зарубежья – как крик о помощи, как письмо с фронта. И стоит только представить, что ты снова там, за границей России, которую так не любят многие россияне, счастливо Родину никогда не покидавшие… И дым Отечества вновь сладок и приятен.

Валерий Мошев, RUSSKIE.ORG