Публикации

Жилищный вопрос

В Липецкой области открывается второй Центр временного размещения для переселенцев

Если для всех россиян жилищный вопрос является первостепенным, то для участников Государственной программы по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом, в особенности. Между тем Госпрограмма не предусматривает предоставление жилья переселенцам или компенсацию затрат на него, по действующим правилам они должны решать свои жилищные проблемы самостоятельно.

В 1990-е годы вынужденные переселенцы бежали от войн и погромов, движимые страхом, бросали нажитое не задумываясь. Сегодня картина иная: участники Госпрограммы могут принять взвешенное решение, подготовиться к переезду, в частности, продать имеющееся жилье, чтобы на вырученные деньги купить новое в России, либо накопить денег на него. Однако переселенцы бывают разные. Одни действуют продуманно и решают свои проблемы сами. Другие оказываются не вполне подготовлены и им нужна поддержка. Есть и те, кто настроен иждивенчески, во всем полагается на принимающую сторону.

Некий гражданин с Украины, имеющий на руках свидетельство участника Госпрограммы, умудрился забыть на старом месте ряд необходимых документов, так что в России ему не смогли оформить даже получение компенсации и подъемных. Идет время, а документов так и нет. От предложенной ему работы приезжий с Украины отказался. Поселился в комнате у знакомого, живет по сути за его счет. Бывает, переселенцы, не предупредив о прибытии, звонят в местную администрацию прямо с вокзала: «Здравствуйте, мы приехали» или заявляются с вещами под вечер в пятницу, накануне выходных. Власти, что называется, «стоят на ушах» - срочно ищут гостиницу, держат на примете бабушек, сдающих угол подешевле, случается оставляют нежданных гостей ночевать на конторском диване. Примеры ответственного поведения, к сожалению, встречаются реже.

В пригороде Липецка - поселке Новая жизнь почти два года живет семья Зенковских из Казахстана: папа, мама, двое детей и бабушка. Глава семейства по образованию юрист, успешно работал в банке. Но всегда, по его словам, испытывал в душе тягу к России, тем более в последние годы, когда республика превращается в мононациональную, так что перспектив для детей там нет. Выбор пал на Липецкую область, где бывал когда-то. Съездил предварительно на разведку, показал свое резюме липецким работодателям, сразу получил хорошие предложения. Вернулся назад, оформил положенные документы. После этого продал дом в Казахстане, снял на время подходящий дом в Липецке и перевез семью. Позднее присмотрел и купил нынешний дом. Сейчас в нем затеян большой ремонт, который грозит затянуться на годы. Но Зенковские ни о чем не жалеют, хотя и жилье обошлось им дороже, чем полученные при продаже прежнего дома деньги, и налаженная жизнь была нарушена, обживаться приходится заново.
В том же Липецке в центре города недавно приобрела квартиру Елена Зейналова, приехавшая из Азербайджана с дочкой-старшеклассницей и двумя собаками. Лишь спустя два года она перевезла вторую часть семьи – брата и маму. Причина переезда – нарастающее давление со стороны коренного населения. Причина задержки – трудности с продажей жилья и оформлением сделки. Елена пошла на разлуку с близкими, чтобы кардинально решить жилищный вопрос. Зато теперь у них хороший крепкий дом. У участницы Госпрограммы два высших образования – музыкальное и техническое, и она без труда устроилась работать в службу авиационной безопасности в Липецком аэропорту, надеется найти себе профессиональное применение и на музыкальной ниве.
Эти люди внимательно изучили условия Госпрограммы и вступили в нее, взвесив свои возможности. Но нередко зарубежные соотечественники по прибытии на место заявляют, что денег на покупку жилья или его аренду у них нет, что вся выручка от продажи квартиры ушла на взятки, что цены на жилье катастрофически упали, что переселяющихся в Россию обманывают: обещают заплатить одно, а в самый канун выезда предлагают в несколько раз меньше, а могут и вовсе «кинуть», зная, что им некогда ждать или искать другого покупателя. В то же время при разумном подходе подъемных, сложенных членами переселенческой семьи, может хватить на приобретение жилья, пусть в сельской местности и не самого оборудованного. Скажем, дом в деревне, куда не подведен газ, обойдется в 100-150 тыс. рублей. На дом или квартиру в городе придется добавить и заплатить порядка 1,5-2 млн. рублей. Увы, житейскую хватку проявляют далеко не все, некоторые получив подъемные, спешат купить телевизор или компьютер, а потом жалуются, что их бросили на произвол судьбы.

- Мы прекрасно понимаем, что основная часть участников Госпограммы – люди малообеспеченные, а порой и малоприспособленные, - говорит начальник управления труда и занятости Администрации Липецкой области Петр Яицкий. – Им требуются повышенная забота и внимание. Естественно, при этом не должны ущемляться интересы местных жителей. Организации переселения нам стоит поучиться у наших предшественников в царские и советские времена. Были войны, были экономические проблемы, но находились в казне немалые деньги на переселенческие программы – для переезжающих за Урал строили дома, им выделяли семена, скотину и технику для обработки земли. Отсюда эффект: за десять лет в Сибирь переехало 12 млн. человек, два миллиона впоследствии сбежали, но десять-то осталось! Именно потомки этих сибирских переселенцев отстояли Москву в 1941-м.
Липецкая область входит в число лидеров Государственной программы по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом, наряду с Калининградской и Калужской областями. Ею уже принято около 980 участников Госпрограммы, а с членами семей более 2,35 тыс. переселенцев. Из них 1,5 тыс. человек трудоспособного возраста, свыше 700 детей, примерно 100 пенсионеров. Соотечественники приезжают работать, но к напряжению на рынке труда это не ведет. Липецкая область энергично развивается, к 2012 году ожидается кадровый дефицит в объеме 25-30 тыс. пар рабочих рук. Здесь и сейчас низкий уровень безработицы – 1 процент, по нему регион занимает второе место в стране после Москвы. Вакансии, как и везде, предлагают низкую заработную плату за непрестижную работу, однако переселенцы берутся за нее. Зато в Липецке дворники, официанты с русскими лицами, на металлургическом комбинате работают не азиаты-мигранты, а свои - славяне, и картошку выращивают, и коров пасут тоже свои. Безусловно, соотечественников из-за рубежа, участвующих в Госпрограмме, по национальному признаку не делят. Просто едут в Россию на постоянное жительство чаще русские и смешанные семьи.

Не брать переселенцев на содержание, но помочь им хотя бы в первое, самое трудное время – с такой необходимостью сталкиваются на практике все регионы, принимающие соотечественников из-за рубежа. Поскольку предоставление жилья в перечень предоставляемых переселенцам по Госпрограмме преференций не входит, на местах помогают, чем могут, а могут везде по-разному. Где отдают под жилье полуразрушенную избушку, где предлагают вступить в ипотеку. Оптимальный вариант - центр временного размещения (ЦВР), жилой комплекс для расселения участников Госпрограммы и членов их семей до тех пор, пока они не обзаведутся собственным жильем. Такой ЦВР первой открыла у себя Калининградская область в бывшем военном городке, в здании, где прежде располагалось общежитие для военнослужащих. Новшество заслужило одобрение, его активно перенимают, однако обнаружились и минусы: до работы, социальных учреждений и прочей инфраструктуры переселенцам 30-40 километров ездить далековато, с садом-огородом не размахнешься.

Липецкая область подхватила начинание, но пошла своим путем. Первый ЦВР здесь начал действовать в начале лета в селе Тербуны. Земли для приусадебных участков вдоволь. Работа под боком – требуются токари, водители, слесари, врачи и медицинский персонал, трактористы, электрики, электромонтеры и т.д. Это не значит, что Тербуны – безлюдная глухомань, жизнь тут кипит, достаточно сказать, что в сельской школе действует 32 кружка – такое встретишь не в каждой столичной школе. Для переселенцев построены новые дома по современным технологиям – из готовых блоков. Всего в ЦВР три дома, в них квартиры различной вместимости, все с раздельными входами, рассчитанные в целом на 150 человек. Есть однокомнатные квартиры с большой кухней и кладовкой, просторным санузлом и есть двухэтажные квартиры с двумя спальнями и двумя санузлами. Отделка, сантехника – на высшем уровне. Многие из россиян живут значительно хуже. Обитателей в тербуновском ЦВР пока немного – три семьи. Жилище в ЦВР предоставляется на несколько месяцев, но уже возникает сомнение в том, что безынициативные, безденежные граждане захотят его освободить, встает вопрос – не придется ли в результате со временем передавать его им на основании социального или коммерческого найма.

С учетом этих соображений второй в области ЦВР - в городе Липецке, который готовится к открытию в ближайшее время, делают менее комфортабельным. В ЦВР переоборудована гостиница-общежитие с общим коридором, общими душем, туалетом и кухней на этаже. Ремонт без излишеств и минимум услуг выливаются в «смешные» цены – в районе 200 рублей за койко-сутки. Поселить здесь можно до 100 человек. Причем власти заранее готовят меры воздействия на задерживающихся сверх установленного полугодового срока постояльцев: собираются повышать для них плату. На вопрос, что делать, если переселенцы все равно не съедут, если не будут платить, если у них маленькие дети, ответа пока нет.

- Общежитие, конечно, не лучший вариант, но нельзя забывать, что граждане России тоже зачастую живут не лучше, с общей кухней и туалетом, в ожидании лучших времен, - комментирует ситуацию заместитель директора департамента межнациональных отношений Министерства регионального развития РФ Мария Крисько. – Кстати, за рубежом вообще селят переселенцев в казармы с двухэтажными кроватями, и не из экономии, а для того, чтобы люди спешили оттуда побыстрее уехать.

Центры временного размещения – именно временное решение жилищной проблемы, и переселенцы должны это хорошо усвоить, считают власти. Но поддержку гарантируют на всех этапах, в том числе при приобретении постоянного жилья. Потому что, как сказал один из ответственных чиновников, зарубежные соотечественники переселяются в Россию не от хорошей жизни, хотя войны остались позади. Они заслуживают нашего сочувствия, мы за них отвечаем.

Автор: Е. Переведенцева

Источник: по материалам газеты